ЖЕНЩИНА В МУЖСКОМ МИРЕ


. Как-то на занятиях по английскому языку, в колледже, нам дали читать текст об английском военном враче начала 19 века Джеймсе Барри. Это был талантливый хирург, всю жизнь отдавший службе в Британской армии. Везде, где бы он ни служил, главной задачей ставил улучшение бытовых и гигиенических условий жизни простых солдат. В конце текста мы узнали, что под мужским именем скрывалась женщина! Я сразу вспомнила ещё одну героиню, успешно служившую в русской армии почти в то же время, что и Джеймс Барри. Это Надежда Дурова — первая русская женщина-кавалерист. Схожесть судеб и стремление служить в армии под мужским именем и вдохновила меня на поиск материала об этих двух отважных женщинах. 


Никого теперь не удивишь чисто мужскими занятиями в женской среде: военные, инженеры, учёные, спортсмены-тяжелоатлеты и путешественницы — мы словно доказываем всему миру и самим себе, что ничем не отличаемся от мужчин, разве только полом, да способностью вынашивать и рожать детей, продолжать род человеческий. Это «противостояние» мужского и женского мира было испокон веков и, наверное, продлится, пока существует наш мир, потому что в каждом из нас живёт мужское и женское начало, но степень их проявления всегда очень индивидуальна. 

Это сейчас — нет ничего зазорного в том, чтобы носить мужской костюм или заниматься «неженским»делом, но так было не всегда, хотя случаи переодевания и жизни под мужским именем встречались в истории не так редко, начиная с древней истории кельтов, викингов, русичей — вплоть до 20-го века. 
Женщины разных сословий, возраста, цвета кожи — по многим причинам переодевались мужчинами и действовали как мужчины. 

Практически хрестоматийным стал образ Шурочки Азаровой из любимого нами фильма «Гусарская баллада». Все знают, что прототипом её послужила реальная история жизни знаменитой кавалерист-девицы и героини войны 1812 года Надежды Андреевны Дуровой. В своих автобиографических записках «Кавлерист-девица», кстати высоко оцененных А. С. Пушкиным и В. Г. Белинским, она описывает истинные причины, побудившие её принять на себя мужское призвание защитника отечества. 


Надежда Андреевна Дурова

Всё началось в глубоком детстве. Отец её был гусарским ротмистром. Мать Наденьки, будучи беременной ею, страстно хотела сына. Когда же родилась девочка, она откровенно невзлюбила своё дитя и однажды в порыве раздражения чуть не убила её, выбросив на ходу из кареты (малышка своими криками не давала ей спать) После этого случая отец перепоручил воспитание дочери слугам. 

Росшая без материнской нежности, Надя обожала отца и в детстве росла настоящим сорванцом, предпочитая куклам и вышиванию мальчишечьи забавы, за что нещадно наказывалась матерью. С раннего детства она получила твердую убеждённость в том, что женшина — самое ничтожное, презренное, зависимое и несчастное творение на свете, что женская участь находится в угнетении почти до самой могилы. Неудивительно, что девушка решила «отделиться от пола, находящегося… под проклятием божьим». 

Но прежде, ей все же пришлось испытать замужество и материнство. В 1801году восемнадцати лет она вышла замуж и через год родила сына. Эти два события, очевидно, не были столь значительными для неё, она не упоминает о них в своей автобиографии, и мысли «выйти из сферы, назначенной природою и обычаями женскому полу» не оставляла. 

Случай представился в 1806 году: Надежда влюбляется в казачьего есаула, по долгу службы находившегося в её городе и, переодевшись в казачий наряд, сбегает с любовником из дома на западную границу Российской Империи в город Гродно, где и служит юнкером-волонтёром в Конно-польском уланском полку под именем дворянина Александра Соколова. Наконец-то она нашла своё место в жизни! Наконец-то она может наслаждаться ценностями, которые она давно уже определила для себя и которые не сумела обрести в обязанностях жены и матери. Если вспомнить, как к ней относилась её собственная мать, то неудивительно, что материнский инстинкт так и не проснулся в Надежде, а всю энергию и страсть, все помыслы и действия она направила на то, чтобы никогда не чувствовать себя причастной к безотрадной участи женщины начала 19 века. 

Военная карьера Дуровой продлилась 10 лет. За эти годы она зарекомендовала себя как храбрый и отважный воин, принимала участие в сражениях при Гейльсберге, Фридланде, Гульштаде. Обнаружила свой пол при ранении, но не была с позором уволена, а получила первый офицерский чин корнета и Георгиевский крест из рук самого императора Александра Первого! Продолжила службу и приняла участие в войне 1812 года, в сражениях под Смоленском, Бородино, после битвы под Москвой получила чин поручика и служила ординарцем у Кутузова, принимала участие в освобождении Европы от французов, отличилась при осаде крепости Модлин и взятии Гамбурга. Послужной список, достойный отважного воина-мужчины! 

В 1816 году Надежда Дурова выходит в отставку в чине штабс-капитана. Со временем меняет саблю на перо и становится писательницей. Кроме знаменитых автобиографических записок, она пишет такие бестселлеры, как «Елена, Т-ская красавица», «Граф Маврицкий» и «Собака-духовидец», которые сейчас уже, к сожалению, забыты. 

Надежда до конца дней своих сохранила неприязнь к своему женскому началу и не любила, когда к ней обращались как к женщине. Даже сыну пришлось обратится к ней за благословением на брак в официальной форме, так как письмо, начинавшееся со слов «маменька», Надежда Андреевна бросила в печь не читая... 

За былые заслуги ей разрешили носить мужской костюм. И она пользовалась этой привилегией, курила, вела себя по-мужски и только малый рост и безусое лицо позволяли подумать, что это не мужчина. Хотя человеком Надежда Андреевна была добрым и отзывчивым. 

В то самое время, когда недолгая военная карьера кавалерист-девицы Надежды Андреевны Дуровой подходила к концу, в 1813 году в Англии молодой человек 18 лет от роду получил назначение помощником в военный госпиталь при Британской Армии. Звали юношу Джеймс Барри. Перед назначением он закончил Эдингбурский университет в степени доктора медицины. 


Джеймс Барри

Молодой врач мог служить в битве при Ватерлоо, далее служба его перенеслась в Индию, Южную Африку, о. Маврикий, Тринидад- и- Тобаго, Мальту, Корфу, Ямайку и Канаду. Принимал он участие и в Крымской войне — на английской стороне, конечно.

Джеймса Барри отличал талант хирурга и хорошего организатора, подчас неудобного начальству. Он всегда беспокоился об улучшении условий службы, питания и гигиены простых солдат. Несмотря на хрупкое телосложение и малый рост, Барри не всегда был человеком, с которым приятно находится рядом. Он мог быть бестактным, вспыльчивым, упрямым и самоуверенным. Даже несколько раз дрался на дуэли, когда кто-то позволял себе комментарии по поводу его гладкого безусого лица, высокого голоса, пристрастию к вегетарианству и трезвенности, не говоря уже о профессионализме. 

Джеймс часто получал взыскания за нарушение субординации и грубость. Во время Крымской войны он позволял себе спорить со знаменитой Флоренс Найтингейл! Зато с пациентами он был неизменно терпелив, старался всеми силами облегчить их боль и всегда хорошо ухаживал за страждущими. 

Его постоянными спутниками в жизни были собаки и негр-камердинер из Ямайки. Джеймс Барри вышел в отставку и вернулся в Лондон в 1864 году, прослужив, таким образом, в армии в различных чинах 51 год! По слухам, он оставил службу против своей воли. Возможно, это и послужило причиной его смерти в июле 1865 года. Подёнщицы, приглашенные подготовить тело покойного в последний путь с изумлением обнаружили в нём… женщину! Одна из них даже утверждала, что видела на теле усопшего растяжки, какие бывают после беременности.

Понятно, что после такого сенсационного открытия, многие бывшие знакомые и сослуживцы клялись и божились, что всегда знали об этом или догадывались! Нашлись и такие, которые утверждали, что Джеймс Барри был гермафродитом. Несмотря на открывшиеся факты, Джеймс Баррибыл похоронен под именем, которым он называл себя всю жизнь и со всеми воинскими почестями. 

О жизни и семье Джеймса до поступления в Эдингбурский университет в 1809 году известно немного, и сведения эти в большей степени надуманы и искажены. Говорят, что истинное имя его Миранда Стюарт, но это, скорее всего, из области мифов. В историю эта отважная женщина вошла и осталась под единственным именем Джеймса Барри. Правда, однажды тайна его пола была приоткрыта. Это было во время болезни желтой лихорадкой, на 32-м году службы. Его помощник доктор О'Коннор, ухаживая за ним, узнал тайну, но по просьбе Джеймса сохранил её до его смерти. 

Надежду Дурову, умершую в марте 1866 года — почти годом позже в Елабуге — тоже похоронили со всеми воинскими почестями, с оружейными залпами и Георгиевским крестом на подушке. Правда, как это часто бывает, национальная русская героиня последние годы жизни провела в одиночестве и нужде: всего один рубль обнаружили в доме после её кончины... 

В её адрес тоже выдвигались догадки была ли она гермафродитом, равно как и сплетни по поводу её, как это сейчас принято говорить, «нетрадиционной сексуальной ориентации», забывая такой факт, как ее замужество, рождение сына и бурные романы с представителями мужского пола; впрочем, как и неприятие Надеждой всего дамского, включая: туалеты, рукоделие и подруг! 

Две неординарные женщины одного поколения из разных стран принесли свою жизнь на алтарь службы в армии, позволив себе войти в запретный тогда мужской мир. Что руководило ими? Бунтарство? Стремление доказать, что и они, женщины — ничуть не хуже мужчин и могут справиться с любыми трудностями, освоить «мужские» профессии? Может, это были проявления женской эмансипации? Или борьба мужского и женского начала, биологического пола и социального, в которой победу одержал социальный? 

Для одной из них причиной победы в ней мужского начала послужило, очевидно, воспитание, отношения в семье, круг общения и игры. Под их воздействием у Надежды сместились жизненные ценности и ориентиры, так как по её словам «два чувства… любовь к отцу и отвращение к своему полу, — волновали душу мою с одинаковой силою, и я… занялась обдумыванием плана выйти из сферы, назначенной мне природою и обычаями женскому полу». Надежде это удалось. Какое-то время она была счастлива, но природа и жизнь не терпят такого своевольного обращения, и конец жизни Надежда Андреевна провела в одиночестве. Возможно, если бы женское начало победило в ней, она умерла бы окруженная детьми и внуками, но тогда история лишилась бы одной своей героини — первой русской женщины-кавалериста. 

В Англии начала 19 века было неслыханно и невозможно женщине не только работать доктором, тем более в армии, но и получить соответствующее образование! Очевидно, это и была основная причина маскарада, длиною в жизнь: Джеймс хотел быть врачом, но принадлежность к женскому полу не оставляла ему выбор. Вздорность и задиристые манеры Барри, возможно, были обусловлены бескомпромиссными и агрессивными свойствами его характера. Во всяком случае, именно Джеймс Барри стал первой в истории Англии женщиной, получившей медицинское образование таким необычным способом, служившей в действующей армии, которая на протяжении всей своей службы была успешным доктором, администратором, и старалась облегчить участь простых солдат в войсках. 

13.09.2013 в 16:17
Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: