Лесные были Василия Ивановича Казанского

Василий Иванович родился 30 мая 1896 года. Он был выходцем из дворянской семьи. Казанский лично застал остатки крупных псовых охот у наиболее богатых помещиков. По его воспоминаниям, на таких охотах использовались стаи гончих, десятки борзых, большое количество людей, обслуживавших охоту, и обязательно верховые лошади – лучшие орловские рысаки либо английские рысистые.

Василий Иванович Казанский — охотник, писатель, эксперт-кинолог высочайшей культуры, живая и добрая память о русской охоте. С его именем связано становление англо-русской гончей. Он, может быть, единственный, кто провёл полвека на ринге и семьдесят лет с ружьём. В одном из рассказов Казанский писал: «Пристрастие к деревенской жизни и ко всему, что растёт на земле, живёт в лесах, полях и болотах… моё великое и дорогое пристрастие прошло со мной всю мою долгую жизнь: оно в своё время привело меня в Лесной институт, оно сделало меня настоящим охотником».… и охотничьих книг: «Гончие и охота с ними», выдержавшая четыре издания, и «Борзые», написанная в последние годы жизни.


 


В рассказе «Моя первая гончая» Василий Иванович вспоминал: «Я стал бредить охотой с 12 лет». С восторгом, поистине детским трепетом он ждал каждую весну, когда забурлит ток. Глухариную охоту он не оставлял даже в преклонные годы, уезжал в Заозерье Новгородской области, а последнее время в сельцо Сухое. «А что сед — и не вспомню даже»,— говорил. Главное — «зарёй насладиться», хоть зорям этим был давно потерян счёт. С возрастом всё краше становилась его сердцу природа, всё ближе родная земля.
Всю жизнь Василий Иванович грезил охотой и этой любовью заворожил дочь Ирину. «Мне кажется, таких одержимых охотой людей нет на всем белом свете,— рассказывала мне Ира.— Я с ужасом смотрела на отца, когда он вместе с Садко на Новослободской садился в такси, уезжая в Максатиху. Ведь ему было без малого 90 лет. Мне казалось, что мы не довезём отца, но он только улыбался, радуясь своей безумной страсти, которой ещё в юности заразил меня». У Казанского была прекрасная черта характера — дарить людям радость и многое прощать…
Казанский был истинным гончатником, тонким ценителем и хранителем русской пегой гончей. Его любимцы — Напор, Гобой, Лютня, Кларнет и Свирель — прекрасно работали в поле. Свирель была самой знаменитой собакой, проходившей всегда первой на Московских выставках, а Кларнет явился основателем новой динамовской линии в породе русских пегих гончих.
На охоте Василия Ивановича не очень интересовала добытая дичь, его влекли синие дали в глубоком сне и охотничьи зори на дальнем озере. Из-за них он «рад был быть русским». Красоту родной природы Казанский воспевал до последних дней жизни. В 1986 г. должна была появиться его книга «Лесные дороги», но задержалась. В письме он просил меня позвонить в издательство «Советский писатель» и узнать, когда она выйдет. Это было его последнее письмо. Он словно почувствовал свой уход и в одном из стихотворений написал:
Земля не вспомнит обо мне,
и будут журавли в болотах
торжествовать на грустных нотах,
лес без меня их станет слушать.

http://borzoi.org.ua/index.php?itemid=617
http://maxima-library.org/knigi/knigi/bl/author/80044
http://www.litmir.co/br/?b=181567 «Из моих летописей»

17.05.2016 в 06:48
Обсудить у себя 2
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: