Невольник чести. История брака Александра Пушкина и Натальи Гончаровой

Они венчались 2 марта 1831 г. в храме «Большое Вознесение» у Никитских Ворот. Оттуда молодые сразу поехали на Арбат, 53, где поэт снял 5-комнатную квартиру в доме Хитрово. Ему было 31, ей — 18.

«Пушкин с женой перед зеркалом на придворном балу». Художник Н. Ульянов, 1936 г.


 

Во время венчания то ли свеча погасла, то ли кольцо пушкинское упало: дурной знак! Так и вышло: с того дня, сделав выбор в семейной жизни, поэт сделал и первый шаг к своей гибели.

 

Любвеобильный пылкий «арап» (так он себя называл) сам признавался, что Гончарова была его 113-й любовью. Было до неё и сватовство — к дальней родственнице С. Ф. Пушкиной, но поэт получил отказ. И бурные чувства — к кн. Е. Голицыной, гр. Е. Воронцовой, к Амалии Ризнич (бывшей, по слухам, ранее любовницей Байрона!), к «гению чистой красоты» Анне Керн (о которой, правда, поэт писал позже, что «мимолётное виденье» он-таки «с помощью божьей у...»). Был и ребёночек на стороне — от крепостной девицы в Болдино, которую он «по нечаянности обрюхатил». Даже полюбив, женившись, остепенившись, поэт продолжал ухаживать за дамами. Есть свидетельства, что Пушкин был серьёзно влюблён в сестру жены девицу Александрину и что якобы в супружеской постели был найден её крестик. Кстати, Натали была весьма ревнива.

«Умру за неё»

Натали он звал «жена», «жёнка» — по-домашнему. Она была первостатейной красавицей Петербурга. Рост даже по нынешним меркам «модельный» — 177 см! Баснословно тонкая талия, роскошные грудь, плечи, огромные глаза… Правда, она была близорука и слегка косила, поэтому муж называл её «моя косоглазая мадонна», а Карл Брюллов даже будто бы отказался из-за этого писать по просьбе Пушкина её портрет. Но и известные портреты дают представление об абсолютной красоте Натальи Николаевны. Пушкин влюбился, увидев её, 16-летнюю, на балу, и два года добивался её руки. «Бог свидетель — я готов умереть за неё», — писал он, жених, будущей тёще. Словно напророчил.

«Ты ни в чём не виновата», — первое, что произнёс поэт, когда его, раненного, принесли домой. И после повторял непрестанно, умирая почти двое суток. И это Пушкин! Пушкин, доведённый до бешенства гнусными сплетнями и анонимными посланиями! С его-то бешеным темпераментом! Всё, происходившее в их семье в последние месяцы, напоминало трагедию Отелло и Дездемоны. Разница лишь в одном: Отелло немедленно поверил в измену любимой, Пушкин не верил ни секунды.

Натали многие считали холодной, безжизненной, «мраморной». А она была попросту очень молода. Застенчива, сдержанна, молчалива. Гораздо позже она признавалась, что только во время молитвы обретает «душевное спокойствие, которое часто раньше принимали за холодность, и меня в ней упрекали. Что поделаешь? У сердца есть своя стыдливость. Только Бог и немногие избранные имеют ключ от моего сердца». И не зря Пушкин писал: «А душу твою люблю ещё более твоего лица».

Сохранилось совсем немного писем Натальи Николаевны к Пушкину. А те, что можем прочесть, рисуют облик доброй, спокойной, простой, семейственной, а не простоватой и уж никак не глуповатой пустенькой женщины. За шесть лет брака она родила ему четверых детей. Пятого недоносила, был выкидыш по дороге с очередного бала. За это она была по-отечески строго отчитана в письме мужем; но и здесь на первом плане у него страх за её здоровье. Она вела хозяйство, что было весьма непросто при маленьком достатке и вечных долгах: «Мне очень не хочется беспокоить мужа всеми своими мелкими хозяйственными хлопотами — и без того вижу, как он печален, подавлен». Хотя к бедности Наташе Гончаровой было не привыкать — родом из полуразорившейся семьи, она с сёстрами, бывало, являлась на балы в старых перчатках и рваных ботинках.

 

У многих осталось ощущение искреннего супружеского счастья от их семейной жизни. Он — в креслах, она у ног его, голова на его коленях: такую картину застали гости их дома за три дня до трагедии. А уж после гибели Пушкина даже недоброжелатели этой пары переживали всерьёз, что «несчастную жену едва спасли от безумия». Нервные судороги её были такой силы, что во время припадков ноги касались головы, а ночами она кричала: «Пушкин!» Из-за крайней слабости не пошла даже на отпевание, не поехала и сопровождать тело мужа в Святогорье. Тем не менее для многих она стала женщиной, осиротившей Россию.

«Бес попутал»

У Пушкина это была 29-я дуэль. Он стрелялся даже с лицейским другомКюхлей (В. Кюхельбекером). Правда, до кровопролития не дошло ни разу, дело чаще заканчивалось миром. Ведь многочисленные «вызовы» случались из-за горячности Пушкина, но он быстро остывал и легко переводил всё в курьёз, смех. История роковой дуэли с Дантесом обросла множеством версий, домыслов. Трагедия эта — в последнюю очередь любовная драма. Скорее политический детектив. Какую роль на самом деле сыграл красавец-кавалергард Жорж Дантес, усыновлённый голландским посланником бароном Луи Геккереном? Ходили слухи, что стареющий новоявленный «отец» был его любовником. Но как мог он тогда «организовывать» Жоржу женитьбу на сестре Гончаровой Катрин? Ведь люди подобной ориентации страшно ревнивы.

 

Увы, но Пушкин сам искал этой дуэли. Первый вызов был ещё в ноябре 1836-го, после получения им анонимного письма с посвящением в орден рогоносцев. Но тут Дантес внезапно сделал предложение Катрин Гончаровой, и оно было принято: бедной приживалке в семье Пушкина, безумно влюблённой в Жоржа, и не снилось такое «счастье». Однако ухаживания Дантеса за Натали, наглые, дерзкие, на грани приличий, продолжились и после свадьбы. Пушкин стал мишенью, посмешищем, он был издёрган, взбешён. И теперь уже после вызова Дантеса, спровоцированного поэтом, он был согласен на самые кровавые условия (к примеру, дуэль была бы возобновлена, если бы Пушкин выжил).

Камер-юнкер и титулярный советник Пушкин (оба «звания» были одинаково унизительны для 37-летнего «солнца русской поэзии») умер в страшных страданиях. Похоронили его без почестей, но со странными предосторожностями, ночью вынеся гроб на отпевание вместо Исаакиевского собора в Конюшенную церковь при огромном количестве жандармов. И затем, заперев гроб в ящик, завернули его в рогожу и на соломе в санях спешно и опять же с жандармом отправили тело в Святые Горы, где поэт, по его прижизненному желанию, покоится рядом с матерью и предками из рода Ганнибалов.

Дантес был депортирован из России, дожил до чинов и глубокой старости. А на вопрос, как он мог, отвечал: «Бес попутал».

 

02.03.2016 в 06:52
Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: