Русская писательница Евгения Тур

настоящее имя Салиас-де-Турнемир Елизавета Васильевна,

урождённая Сухово-Кобылина) —

  русская писательница.

 

 

 

 

Сестра драматурга А. В. Сухово-Кобылина  и  художницы С. В. Сухово-Кобылиной,

мать писателя Е. А. Салиаса-де-Турнемир.

 

 

Групповой портрет сестер Сухово-Кобылиных


 

Родилась в Москве в дворянской семье. Родители: отец — Василий Александрович Сухово-Кобылин (1782 — 1873), участник войны 1812 года, предводитель дворянства Подольского уезда Московской губернии;

мать — Мария Ивановна, урождённая Шепелева (1789 — 1862).

Елизавета Васильевна получила хорошее домашнее образование.

Её учителями были профессора Московского университета:

С.Е. Раич, М.П. Погодин, Ф.Л. Морошкин, М.А. Максимович, Н. И. Надеждин.

 

С Николаем Ивановичем Надеждиным у молодой дворянки  сложились очень романтические отношения.

Они хотели пожениться, однако родители Елизаветы резко воспротивились её браку, считая жениха, имевшего недворянское происхождение, недостойным руки их дочери. Николай Иванович и Елизавета Васильевна хотели обвенчаться тайно, однако их замысел не удался. Вскоре родители увезли Елизавету «от греха подальше» за границу.

В 1838 году во Франции Елизавету Васильевну  выдают  замуж за графа Андре из очень древнего (известен во Франции с 1264 года) рода Салиас-де-Турнемир.

Вскоре молодая графиня вместе с мужем возвращается в Россию и поселяется в Москве.

В 1846 году Андре Салиас-де-Турнемир за участие в дуэли был выслан из России. Уехал он один, оставив жену с тремя детьми фактически предоставленными самим себе. 

 

   граф Андре Салиас-де-Турнемир

 

После отъезда мужа Елизавета Васильевна, оказавшись «соломенной» вдовой, стала вести вполне эмансипированную жизнь.

Увлекаясь с юности литературой, она устраивает в своем доме литературный салон, считавшийся одним из лучших в Москве того времени.

В разное время его посещали

А. И. Тургенев, Н. П. Огарев, Т. Н. Грановский, Н. X. Кетчер, В. П. Боткин,

И. С. Тургенев, А. И. Левитов, В. А. Слепцов, Н. С. Лесков, К. Н. Леонтьев и др.

 

Вскоре взялась за перо и сама хозяйка салона.

В 1849 в журнале «Современник» (т. 17, кн. 10) появилась первая повесть Елизаветы Васильевны «Ошибка» под псевдонимом «Евгения Тур.  

 

графиня Елизавета Васильевна Салиас-де-Турнемир — 1847г.

 

В следующем же году «Современник» объявлял, что печатание обещанного романа Некрасова и Стебницкого «Мертвое озеро» откладывается, чтобы дать место новому произведению автора «Ошибки», так понравившейся публике, — роману «Племянница». Как повесть, так и роман имели большой успех.

Тургенев пророчил автору блестящую будущность и посвятил разбору вводного эпизода в романе (под заголовком «Антонина») большую статью.

Также тепло отнеслись к дебютантке Дружинин и Ап. Григорьев, но дальнейшие произведения С. («Три поры жизни», «Долг», «На рубеже», «Старушка» и другие) большого успеха не имели.

Герои повестей и романов Салиас  - люди большого света, без дела, без воли и каких бы то ни было интеллектуальных стремлений; отношение к ним автора — отрицательное;

положительными типами являлись героини, олицетворявшие обманутую добродетель и безвинное страдание. Любовь в произведениях Салиас  имела значение «единственной задачи, для которой строились подмостки и леса повести». Написаны они все хорошим языком, живым, изящным и тонко отделанным.

Начиная с 1857 года Салиас  пишет в «Русском Вестнике» статьи критико-биографического характера, но в 1860 году покидает страницы журнала вследствие полемики с редактором (о г-же Свечиной ).

В 1861-м году она основывает собственный журнал «Русская Речь»;

здесь она вела отдел художественной и литературной критики.

«Русская Речь» просуществовала всего один год, а под редакцией Салиас  - лишь полгода,

так как в мае 1861 года журнал был соединен с «Московским Вестником», а главную редакцию

взял на себя один из друзей Салиас,  Е.М. Феоктистов .

В «Русской Речи» Салиас  писала об Авдееве, о Крестовском, Достоевском .

 

Историко-литературный интерес представляет ее критический очерк об «Отцах и детях» Тургенева («Северная Пчела»).

Некогда сама прославленная знаменитым писателем и своим другом, она ополчается на «Отцов и детей» с искренним возмущением, с большой злобой и горечью.

«Неужели, — писала она, — все молодое поколение, эта надежда России, эти живые, зреющие силы, эти ростки и соки должны походить на Базарова, Аркадия или Ситникова?!»

По ее мнению, Тургенев «лучшие исключения из старого поколения воплотил в отцах, а самые уродливые из молодого — в сыновьях, в детях».

 

Из воспоминаний Феоктистова Е.М. 

«За кулисами политики и литературы.1848 — 1806.» 

 

"...  графини Салиас, известной в нашей литературе под псевдонимом Евгении Тур.

Со всем семейством ее я уже задолго до того находился в дружеских отношениях; началось это с 1849 года, когда я стал давать уроки ее детям.

Сама она была, бесспорно, женщина умная, образованная, талантливая, но исполненная больших странностей.

Девушкой влюбилась она в известного ученого и литератора Н.И. Надеждина и ничего не желала более, как выйти за него замуж, но это встретило отчаянный отпор со стороны ее матери Марьи Ивановны Сухово-Кобылиной, о которой я уже говорил в другом месте своих записок.

Беспрерывно происходили по этому поводу страшные домашние сцены. Елисавета Васильевна (имя графини Салиас) готова была даже обвенчаться с Надеждиным тайно, и все было приготовлено для этого, но в назначенное время она  не явилась на условленное свидание.

Почему произошло это — не знаю. Кетчер, близкий в то время человек к Надеждину и энергически старавшийся устроить благополучие своего друга, винил во всем ее;

она с своей стороны объясняла мне свой поступок тем, что уже за несколько времени до решительной минуты начала разочаровываться в избраннике своего сердца и у нее не хватило духа перейти Рубикон.

Чрез несколько лет после того выдали ее замуж за француза графа Салиаса; конечно, ни с той, ни с другой стороны не участвовало тут сердце;

граф Салиас представлял собой самое жалкое ничтожество; пустейший хлыщ, очень кичившийся своим титулом, хотя захудалая его фамилия не пользовалась почетом во Франции, он вступил в брак с Елисаветой Васильевной единственно потому, что имел в виду порядочное приданое;

он получил около 80 000 руб. и задумал тотчас же увеличить этот капитал чуть не до миллиона посредством производства в России шампанского.

Он удивлялся, что русские варвары, имея у себя виноград, не умеют извлекать из него пользу, выписал из Франции виноделов, работа у него закипела; но шампанское выходило такое, что без отвращения нельзя было и прикоснуться к нему.

Неизбежным результатом этого неумелого предприятия оказалась потеря всего капитала, полученного в приданое за женой. А тут еще случилась у него дуэль с каким-то московским негодяем, хромоногим Фроловым;

Салиаса, как иностранца, выслали за эту дуэль из России, и он с пустым карманом отправился восвояси, где очень скоро почти забыл о существовании своей семьи. 

 Графиня Салиас, нисколько не обижавшаяся этим, потому что из сожительства с своим мужем не вынесла ничего кроме презрения к нему, осталась в Москве с своими малолетними детьми.

В это время состояние ее родителей было уже расстроено до такой степени, что старик Сухово-Кобылин согласился принять опеку над родственниками своей жены Шепелевыми и заняться управлением Выксунских чугунноплавительных заводов.

Львиную часть из того, что еще уцелело, забрал в свои руки его сын (автор «Свадьбы Кречинского»), который находился в дурных отношениях с Елисаветой Васильевной и не давал ей ни копейки под тем предлогом, что она уже была выделена при вступлении своем в брак.

Графиня Салиас очутилась в весьма затруднительном положении и, поселившись в небольшом домике на 1-й Мещанской улице, жила на средства, которые уделяла ей сестра Евдокия Васильевна, находившаяся в замужестве с весьма богатым человеком — Петрово-Соловово.

Главным образом с целью выйти из стесненных обстоятельств обратилась она к литературному труду, и первая ее повесть «Ошибка», напечатанная в «Современнике», имела значительный успех.

Вот в это-то время я и познакомился с ней чрез посредство Т.Н. Грановского."

 

  В доме Грановского в 1849 г. Феоктистов познакомился с графиней Елизаветой Васильевной Салиас де Турнемир, урожденной Сухово-Кобылиной (Евгения Тур), и получил приглашение на место гувернера ее детей.

Отношение Феоктистова к Салиас в эти годы отличала  несколько экзальтированная восторженность.

 В феврале 1852 г. он делился с Бестужевым-Рюминым:

«Я ее ужасно люблю, <...> — я скажу более, она для меня необходима, как воздух необходим для существования человека. Если когда-нибудь судьба разлучит нас, то жизнь моя — если не кончится в нравственном смысле, то все-таки перенесет эту разлуку с большими ущербами. Но не дай Бог, чтобы это случилось, тем более, что в последнее время отношения наши стоят твердо и даже мелкие неприятности и ссоры редко случаются»

{Рукописный отдел Института русской литературы, No 25156, л. 13--13 об. В цитируемом письме год не указан. Датируется по содержанию 29 февраля 1852 г. Далее: РО ИРЛИ.}.

 

В 1861году в жизни Евгении Тур происходят значительные перемены.

В студенческих волнениях принял участие её сын Е. А. Салиас-де-Турнемир. Сама писательница, хотя и придерживалась умеренно-либеральных позиций, не скрывала своего сочувствия молодёжи.

Глубоко волновал её «польский вопрос», поскольку в это время она находилась под сильным воздействием идей польского профессора Г. Вызинского, часто бывавшего в её салоне. За Тур был установлен негласный полицейский надзор.

В начале 1862года она вынуждена была уехать во Францию, где жила последующие годы (в Париже). Здесь она сближается с представителями польской аристократии, интересуется вопросами религии, главным образом католичества, что во многом определило эволюцию её творчества.

 

В последние годы своей жизни Салиас пишет в основном

повести и романы для детей и юношества:

«Катакомбы» (1866), «Жемчужное ожерелье» (1870), «Хрустальное сердце» (1873),

«Семейство Шалонских» (1879), «Последние дни Помпеи» (1882),

«Священная история Ветхого завета» (1888), «Сергей Бор-Раменский» (1888) и др.

Книги эти пользовались огромной популярностью и многократно переиздавались.

 

 Скончалась  Салиас-де-Турнемир 15 (27) марта1892года  в  Варшаве, где жила последний год.

24.08.2015 в 07:07
Обсудить у себя 3
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: