Категория: Искусство

Ф.Д. Константинов: Правда, Красота и Гармония

17 марта родился Фёдор Денисович КОНСТАНТИНОВ (1910-1997), русский художник-график

Федор Денисович обладал многими уникальными свойствами. Одно из них – способность к перевоплощению. Он всегда стремился к тому, чтобы язык литературного произведения нашел стилистическое созвучие в графике, чтобы иллюстрации и текст, т.е. будущая книга, представляли собой цельное, гармоничное, единое пространство. И потому старался не только почувствовать особенности авторского замысла писателя, но и ощутить своеобразие, колорит эпохи, среду обитания героев, материальную культуру. Важно все это увидеть преломленными в материале, в гравюре. При этом необходимо оставить за собой право на свободу, на собственную интерпретацию образов главных героев.


 

Художнику было важно почувствовать себя как бы участником событий иллюстрируемого произведения. А еще важнее, по словам мастера, «быть одним из его героев», без этого он «не смог бы делать иллюстрации, особенно к тем книгам, которые любил».

Если пристально всмотреться в характеристики созданных им главных действующих лиц, можно уловить знакомые черты, жесты, движения. Например, в композиции поединка Ромео с Тибальтом из «Ромео и Джульетты». В динамике карающего выпада Ромео без особого труда угадывается характер самого художника, его непримиримость к неправде, к подлости, к коварству, предательству. Недаром он считал эту композицию своей творческой маркой и создал несколько авторских повторений.

Или портрет Тиля, помещенный на суперобложке книги Шарля де Костера «Легенда об Уленшпигеле». Обратите внимание на рисунок губ, очертания носа, искорки в глазах. Наверняка вам покажется, что вы это лицо где-то уже встречали. Да конечно же – у Константинова! Я по крайней мере вижу в этом портрете черты самого художника.

Ему были близки романтика свободы и стихии, героика подвига и величие смелого, даже дерзкого поступка. Здесь Константинов был не только на стороне героя, но и всецело выступал этим героем.

«Ромео и Мцыри и их поединки, одного – на шпагах, другого – с барсом, как мог, рисовал с себя в зеркале», – вспоминал художник. Испытывая глубокую симпатию к мятежному юноше, восторгаясь поэмой «Мцыри» Лермонтова, он создал образы большой художественной силы.

А Раскольников из «Преступления и наказания» Ф.М. Достоевского – чистый автопортрет. Это уникальное явление, когда изображенный главный герой и художник – одно лицо. Константинов как настоящий русский интеллигент, подобно своему герою, пытался найти ответы на «проклятые вопросы». Вот слова Федора Денисовича: «Раскольникова я рисовал с себя. И настолько вживался в образ, среду, обстоятельства, что даже думал о том, а что делает мой герой в то время, когда описываются другие сцены».

Наличие личностной компоненты не ограничивается перечисленными примерами. Она присутствует и в других изображениях: Евгении Онегине, Петре I, Дон Кихоте...

Вживаться в образ героя и в философский смысл иллюстрируемого произведения – стиль художника, залог создания гравированных шедевров. Чтобы достичь наибольшей близости с героем и выразить это духовное родство в композициях, которые мы можем видеть, нужна была гигантская творческая работа!

Константинов всецело погружался в такую работу, забывая порой про время суток, условия быта, житейскую суетность ради торжества прекрасного, ради великого предназначения искусства, которому был предан до последних дней своей жизни.

 

17.03.2015 в 06:46
Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: