Категория: Искусство

Джованни Баттиста Пиранези (итал. Giovanni Battista Piranesi, или Giambattista Piranesi; 1720—1778) — итальянский археолог,архитектор и художник-график, гравер, рисовальщик, мастер архитектурных пейзажей.

Оказал сильное влияние на последующие поколения художников романтического стиля и — позже — на сюрреалистов.

Джанбаттиста Пиранези родился 4 октября 1720 г. в Мольяно-Венето (близ города Тревизо), в семье каменотёса.Настоящая фамилия семьи Piranese (от названия местечка «Pirano d’Istria», откуда поставлялся камень для построек) приобрела в Риме звучание «Piranesi».

Отец его был резчик по камню, и в юности Пиранези работал в мастерской отца «L’Orbo Celega» на Большом канале, которая выполняла заказы архитектора Д.Росси.Обучался архитектуре у своего дяди, архитектора и инженера Маттео Луккези, а также у архитектора Дж. А. Скальфаротто.Изучал приемы живописцев-перспективистов, брал уроки гравюры и перспективной живописи у Карло Дзукки, известного гравера, автора трактата по оптике и перспективе (брат живописца Антонио Дзукки); самостоятельно изучал трактаты по архитектуре, читал произведения античных авторов (к чтению его пристрастил брат матери — аббат).В круг интересов молодого Пиранези входили также история и археология.
Как художник, испытал значительное влияние искусства ведутистов, весьма популярного в середине XVIII века в Венеции.




В 1740 навсегда покинул Венето и с этого времени жил и работал в Риме. Пиранези приехал в Вечный город в качестве гравера и рисовальщика-графика в составе посольской делегации Венеции.Ему оказывали поддержку сам посол Марко Фоскарини, сенатор Аббондио Реццонико, племянник «венецианского папы» Климента XIII Реццонико — приор Мальтийского ордена, а также сам «венецианский папа»; самым ревностным поклонником таланта Пиранези, коллекционером его работ стал лорд Карлемонт.Пиранези самостоятельно совершенствовался в рисунке и гравюре, работал в палаццо ди Венеция, резиденции венецианского посла в Риме; изучал гравюры Дж. Вази. В мастерской Джузеппе Вази молодой Пиранези обучался искусству гравюры на металле.С 1743 по 1747 г. жил по большей части в Венеции, где в числе прочего работал вместе с Джованни Баттиста Тьеполо.

Пиранези был высокообразованным человеком, но в отличие от Палладио не писал трактатов по архитектуре.Определенную роль в формировании стиля Пиранези сыграл Жан Лоран Ле Ге (1710—1786), известный французский рисовальщик и архитектор, работавший с 1742 в Риме, близкий кругу учащихся Французской академии в Риме, с которым был дружен и сам Пиранези.

В Риме Пиранези стал страстным коллекционером: его мастерскую в палаццо Томати на Страда Феличе, полную античных мраморов, описывали многие путешественники.Он увлекался археологией, участвовал в обмерах античных памятников, зарисовывал найденные произведения скульптуры и декоративно-прикладного искусства.Он любил делать их реконструкцию, подобно составленному им знаменитому Уорвикскому кратеру (ныне — в коллекции музея Баррела, ок. Глазго), который приобрел в виде отдельных фрагментов у шотландского живописца Г. Гамильтона, тоже увлекавшегося раскопками.

Первые известные труды — серия гравюр «Prima Parte di architettura e Prospettive» (1743) и «Varie Vedute di Roma» (1741) — несли в себе отпечаток манеры гравюр Дж.Вази с сильными эффектами света и тени, выделением доминирующего архитектурного памятника и одновременно приемов мастеров-сценографов Венето, использовавших «угловую перспективу».В духе венецианских каприччи Пиранези сочетал в гравюрах реально существующие памятники и свои воображаемые реконструкции (фронтиспис из серии Vedute di Roma — Фантазия руин со статуей Минервы в центре; титул издания серии Carceri; Вид Пантеона Агриппы, Интерьер виллы Мецената, Руины галереи скульптуры на вилле Адриана в Тиволи — серия «Vedute di Roma»).

В 1743 г. Пиранези опубликовал в Риме свою первую серию гравюр. Большим успехом пользовались сборник больших гравюр Пиранези «Гротески» (1745) и серия из шестнадцати листов «Фантазии на темы тюрем» (1745; 1761).Слово «фантазии» тут не случайно: в этих работах Пиранези отдал дань так называемой бумажной, или воображаемой, архитектуре.В своих гравюрах он воображал и показывал фантастические, невозможные для реального воплощения архитектурные конструкции.

В 1744 из-за трудного финансового положения был вынужден возвратиться в Венецию.Совершенствовался в технике гравюры, изучая работы Дж.Б.Тьеполо, Каналетто, М. Риччи, манера которых повлияла на его последующие издания в Риме — «Vedute di Roma» (1746—1748),«Grotteschi» (1747—1749),«Carceri» (1749—1750).Известный гравер Й.Вагнер предложил Пиранези быть его агентом в Риме, и он вновь отправился в Вечный город.

В 1756 после длительного изучения памятников Древнего Рима, участия в раскопках издал фундаментальный труд «Le Antichita romane» (в 4-х томах) при финансовой поддержке лорда Карлемонта.В нем подчеркивались величие и значимость роли римской архитектуры для античной и последующей европейской культуры.Этой же теме — пафосу римского зодчества — была посвящена серия гравюр «Della magnificenza ed architettura dei romani» (1761) с посвящением папе Клименту XIII Реццонико.Пиранези акцентировал в нем и вклад этрусков в создание древнеримской архитектуры, их инженерный талант, чувство структуры памятников, функциональность.Подобная позиция Пиранези вызвала раздражение у сторонников наибольшего вклада греков в античную культуру, опиравшихся на труды французских авторов Ле Руа, Кордемуа, аббата Ложье, графа де Кейлюс. Главным выразителем пангреческой теории был известный французский коллекционер П.Ж.Мариэтт, выступивший в «Gazette Litterere del’Europe» с возражениями против взглядов Пиранези.В литературном труде «Parere su l’architettura» (1765) Пиранези ответил ему, разъяснив свою позицию.Герои произведения художника Протопиро и Дидаскалло ведут спор подобно Мариэтту и Пиранези.В уста Дидаскалло Пиранези вложил важную мысль о том, что в архитектуре не следует сводить все к сухой функциональности.«Все должно быть согласно разуму и правде, но это грозит все свести к хижинам», — писал Пиранези.Хижина была примером функциональности в трудах Карло Лодоли, просвещенного венецианского аббата, работы которого изучал Пиранези.Диалог героев Пиранези отразил состояние архитектурной теории во 2-й пол. XVIII в. Следует оказывать предпочтение разнообразию и фантазии, полагал Пиранези.Это важнейшие принципы архитектуры, в основе которой — соразмерность целого и его частей, а ее задача — отвечать современным потребностям людей.

В 1757 архитектор стал членом лондонского Королевского общества антиквариев. В 1761 за труд «Magnificenza ed architettura dei romani» Пиранези был принят в члены Академии Св.Луки; в 1767 получил от папы Климента XIII Реццонико титул «cavagliere».

Мысль о том, что без разнообразия архитектура будет сведена к ремеслу, Пиранези выразил в своих последующих работах — декоре Английского кафе (1760-е) на площади Испании в Риме, где ввел элементы египетского искусства, и в серии гравюр «Diverse maniere d’adornare I cammini» (1768, известна также под названием Vasi, candelabri, cippi…). Последняя была осуществлена при финансовой поддержке сенатора А.Реццонико.В предисловии к этой серии Пиранези писал о том, что египтяне, греки, этруски, римляне — все внесли значительный вклад в мировую культуру, обогатили зодчество своими открытиями.Проекты убранства каминов, светильников, мебели, часов стали тем арсеналом, откуда заимствовали элементы декора в убранстве интерьера архитекторы ампира.

В 1763 г. папа Клементий III поручил Пиранези постройку хоров в церкви Сан-Джованни в Латерано.Главной работой Пиранези в области реальной, «каменной» архитектуры стала перестройка церкви Санта Мария Авентина (1764—1765).

В 1770-х Пиранези также выполнил обмеры храмов Пестума и сделал соответствующие зарисовки и гравюры, которые после смерти художника были опубликованы его сыном Франческо.

У Дж. Б. Пиранези было свое видение роли памятника архитектуры.Как мастер века Просвещения он мыслил его в историческом контексте, динамично, в духе венецианского каприччо любил сочетать различные временные пласты жизни зодчества Вечного города.Мысль о том, что новый стиль рождается из архитектурных стилей прошлого, о важности разнообразия и фантазии в зодчестве, о том, что архитектурное наследие со временем получает новую оценку, Пиранези выразил, построив церковь Санта Мария дель Приорато (1764—1766) в Риме на Авентинском холме.Она была возведена по заказу приора Мальтийского ордена сенатора А.Реццонико и стала одним из крупных памятников Рима времени неоклассицизма.Живописность архитектуры Палладио, барочная сценография Борромини, уроки венецианских перспективистов — все соединилось в этом талантливом создании Пиранези, ставшем некой «энциклопедией» элементов античного декора.Выходящий на площадь фасад, состоящий из арсенала античных деталей, воспроизведенных, как в гравюрах, в строгом обрамлении; убранство алтаря, тоже перенасыщенное ими выглядят как коллажи, составленные из «цитат», взятых из античного декора (букраниев, факелов, трофеев, маскаронов и пр.).Художественное наследие прошлого впервые столь наглядно предстало в исторической оценке зодчего века Просвещения, свободно и наглядно и с оттенком дидактики преподающего его современникам.

Рисунки Дж. Б. Пиранези не столь многочисленны, как его гравюры. Наибольшим их собранием располагает музей Дж.Соана в Лондоне.Пиранези работал в различных техниках — сангине, итальянского карандаша, сочетал рисунки итальянским карандашом и пером, чернилами, добавляя еще размывку кистью бистром. Он зарисовывал античные памятники, детали их декора, объединял их в духе венецианского каприччо, изображал сцены из современной жизни. В его рисунках проявилось влияние венецианских мастеров-перспективистов, манера Дж.Б.Тьеполо.В рисунках венецианского периода доминируют живописные эффекты, в Риме для него важнее становится передача четкой структуры памятника, гармонии его форм.С большим вдохновением исполнены рисунки виллы Адриана в Тиволи, которую он называл «место для души», зарисовки Помпеи, сделанные в поздние годы творчества. Современная действительность и жизнь древних памятников соединяются в листах в единый поэтический рассказ о вечном движении истории, о связи прошлого и настоящего.

Слова Дж.Б.Пиранези:«the Parere su l’ Architettura» («Они презирают мою новизну, я — их боязливость») — могли бы стать девизом творчества этого выдающегося мастера века Просвещения в Италии. Его искусство оказало значительное влияние на многих архитекторов (Ф.Гилли, Р. и Дж.Адам, Дж.А.Сельва, Ш.Персье и П.Фонтен, Ш.Клериссо и др.).Элементы декора из его труда «Diverse maniere»… воспроизводили в своих изданиях Т. Хоуп (1807), Персье и Фонтен (1812) и многие другие.В гравюре не имел учеников, кроме сына Франческо (1758—1810), издавшего серию «Raccolta de Tempi antichi»(1786 или 1788) и последний труд отца «Differentes vues de la quelques restes»… с видами храмов Пестума, который Франческо посещал с ним в 1777 и 1778. В работе отцу помогала и дочь Лаура, исполнявшая рисунки.

Художник умер 9 ноября 1778 г.в Риме после долгой болезни.Похоронен в церкви Санта Мария дель Приорато.

 

3936 x 2763

 

3923 x 2328

 

3911 x 2874

 

3887 x 2706

 

3887 x 2831

 

3893 x 2979

 

3918 x 2756

 

3974 x 2625

 

3861 x 2787

 

3893 x 2756

 

3861 x 2831

 

3881 x 2787

 

2321 x 3507

 

3638 x 3129

 

3879 x 2886

 

3923 x 2819

 

3899 x 2607

 

3893 x 2639

 

3887 x 2918

 

3873 x 2930

 

2459 x 3489

 

3873 x 2837

 

3887 x 2663

 

3893 x 2625

 

3881 x 2489

 

2558 x 3446

 

3899 x 2706

 

3899 x 2372


3899 x 2862

04.10.2015 в 13:28
Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: