Категория: Искусство

Франсиско Гойя

Испанский художник Гойя и в своей жизни, и в творчестве стремился следовать высоким гуманистическим принципам. Король называл его атеистом и считал, что он вполне заслужил петли.


 

Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусиентес родился 39 марта 1746 года в небольшом городишке Фуэндетодос, близ Сарагосы. Его отец был типичным «батурро» — бедняком-простолюдином, имевшим крохотную мастерскую по золочению алтарей, а мать происходила из семьи обнищавшего идальго (таких дворян в те времена было чуть ли не пол-Испании). Счастливые родители не могли и предположить тогда, что пройдут годы, и их сын Франсиско — Франчо, как ласково его называла мать, — будет на равных общаться не только с представителями испанской знати, но и с самим королем.

Бурная юность Гойи в Арагонии

Первые годы жизни Франсиско проводит в деревне. В 1760 году его родители переезжают в Сарагосу — столицу Арагона. Здесь мальчик сначала постигает азы грамоты в школе при монастыре, а затем поступает на учебу в мастерскую Хосе Лусано Мартинеса — весьма посредственного художника, последователя условного академического искусства.

По словам одного из исследователей жизни и творчества Гойи, «юный Франсиско успевает не только легко усваивать уроки мастерства, но с еще большим тщанием приобщается к пению серенад, исполнению арагонской хоты и фанданго — искрометных народных танцев; а кроме этого, что естественно для молодых испанцев, вспыльчивых и гордых до крайности, Франсиско не раз хватается за наваху, столь необходимую во многих спорах».

Все это приводит к тому, что двадцатилетний Гойя, имевший огромный опыт участия в лихих уличных побоищах, в результате одного из них вынужден покинуть город. Молодой человек справедливо полагает, что лучше всего ему удастся скрыться в многолюдном Мадриде. Он без особого сожаления оставляет мастерскую Мартинеса, который не стал удерживать юношу, поскольку, сразу разглядев в темпераментном, непоседливом ученике яркую искру таланта, он и сам давно рекомендовал ему отправиться для продолжения обучения в Мадрид. Переехав в испанскую столицу, Гойя дважды — в конце 1763-го и, спустя три года, в 1766-м — предпринимал попытки поступить в мадридскую Художественную академию Сан Фернандо, однако оба раза удача отворачивалась от него...

Такое трудное начало

Начались годы странствий. В конце 1769 года Гойя отправляется в Италию — посещает Рим, Неаполь и Парму. Два года спустя он получает вторую премию Пармской академии художеств за картину «Ганнибал с высоты Альп взирает на покоренные им земли Италии» (как это часто бывает в истории, имя обладателя первой премии кануло в Лету). Этот успех помог начинающему живописцу поверить в себя и в определенной мере явился компенсацией того высокомерного молчания академического совета Сан Фернандо, которым встречались работы Гойя, регулярно высылаемые им в Мадрид на всевозможные конкурсы и выставки...

Прирожденный авантюрист и отчаянный драчун, Гойя, даже находясь вдали от родины, оставался верен себе: легенда приписывает ему дерзкий налет на женский монастырь в Риме, удачное похищение оттуда некой прекрасной итальянки и последовавшую за этим дуэль, из которой художник вышел победителем...

В 1771 году Гойя возвращается в Сарагосу, где начинает деятельность профессионального живописца, занимаясь церковными фресками. Его работы по оформлению дворца Собрадиэль и церкви Эль Пилар удостоились похвальных отзывов, что побудило амбициозного живописца снова попытать счастья в столице.

В 1773 году Гойя приезжает в Мадрид и через некоторое время начинает работать над панно, которые служат образцами для ковров Королевской шпалерной мануфактуры. Его друг, художник Франсиско Байеу знакомит тезку со своей сестрой, белокурой красавицей Хосефой. Горячий арагонец влюбляется без памяти и… соблазняет девушку. Однако жениться на ней не спешит и будет вынужден пойти на это, лишь когда станет известно о беременности Хосефы.

Следует также учесть то обстоятельство, что брат девушки является хозяином мастерской, в которой трудится художник. Свадьба состоялась 25 июля 1773 года. Родившийся вскоре после этого события ребенок прожил недолго. Всего же супруга художника родила пять (по некоторым сведениям — шесть) детей, из которых выжил лишь один — сын Франсиско Хавьер (род. в 1784), который впоследствии стал известным художником.

Гойя — придворный художник

22 января 1783 года, не без участия Байеу, Гойя получает важный заказ от высокопоставленного королевского вельможи графа Флоридабланка. Художник не может поверить в удачу: «Граф хочет, чтобы я исполнил его портрет. Я смогу немало заработать. Да и не только в деньгах будет моя выгода!» Предчувствие не обмануло Гойю: Флоридабланка вводит его в высшее общество и представляет младшему брату короля, Дон Луису.

Инфант приглашает Гойю в свою резиденцию в Аренас, где он живет с момента своей самовольной женитьбы, вызвавшей недовольство короля и ставшей причиной изгнания наследника престола со двора. Дон Луис поручает художнику исполнить портреты членов своей семьи. Гойя писал об этом времени одному из своих приятелей: «Я целый месяц находился рядом с Их Высочествами. Они — настоящие ангелы Я получил от них двадцать тысяч реалов, а моя жена — платье, расшитое золотом и серебром, стоимостью, наверное, около тридцати тысяч реалов. Честно говоря, я и не рассчитывал на такое вознаграждение и теперь, как ни странно, чувствую себя обязанным».

Знакомство с инфантом положило начало новому этапу карьеры Гойи: он становится признанным в кругах испанской аристократии портретистом. В 1786 году, после серии работ, выполненных по заказу герцога Осуны, творчеством Гойи заинтересовался сам король Карл III. В письме, датированном 7 июля того же года, художник сообщает: «Так случилось, что отныне я — придворный художник. Трудно привыкнуть к мысли, что мой годовой доход теперь будет составлять более 15 тысяч реалов в год». После смерти Карла III, его преемник, Карл IV, оставляет Гойю при должности официального королевского живописца, существенно увеличив ему жалованье.

Влюбленный Гойя

Хосефа Байеу

1795-1796; 82х58 см
Музей Прадо
Мадрид

Как только Гойя получает возможность регулярно общаться с придворными дамами, он словно забывает Хосефу. Кстати, в отличие от большинства жен и подруг художников, она практически не служила ему моделью — Гойя написал всего один ее портрет...

Осенью 1792 года Гойю поражает тяжелая болезнь, которая заканчивается полной глухотой, хотя все могло закончиться гораздо хуже: художник чувствовал постоянную слабость, сильные головные боли, частично потерял зрение и какое-то время даже был парализован. Исследователи полагают, что все это были осложнения запущенного еще в молодости сифилиса. Глухота, конечно, сильно осложняла жизнь художника, однако не настолько, чтобы он отказывал себе в простых человеческих радостях...

Среди придворных аристократок самой желанной для Гойи была 20-летняя герцогиня Альба. Один из современников художника так описывал герцогиню: «Нет в мире более прекрасной женщины. Когда она появляется на улице, то неизменно привлекает к себе всеобщее внимание и вызывает восхищение своей грацией и красотой. Даже дети прекращают свои шумные игры и долго смотрят ей вслед».

Гойе удалось познакомиться с герцогиней. А после того, как летом 1795 года она посетила его мастерскую, художник, который несколькими месяцами ранее был избран почетным директором Академии Сан Фернандо, потрясенно признался одному из друзей: «Теперь, наконец, я знаю, что значит жить!» Их бурный роман продолжался около семи лет. В 1796 году умер престарелый муж герцогини, и она уехала в свое поместье в Андалузию «оплакивать потерю». Очевидно, для того чтобы слезы безутешной вдовы не были слишком горькими, Гойя отправился с ней, и они несколько месяцев прожили вместе.

Однако по возвращении в Мадрид Альба покинула Гойю, предпочтя ему высокопоставленного военного. Художник был уязвлен и оскорблен, но разлука оказалась недолгой. В 1799 году Гойя достигает вершины своей карьеры — его возводят в сан первого придворного живописца короля Карла IV. Тогда же Альба возвращается к Гойе. Известные полотна «Маха одетая» и «Маха обнаженная», по одной из версий, были написаны именно с герцогини.

Герцогиня изображена совершенно обнаженной и на сотнях рисунков, сделанных художником. Возлюбленная позволила Гойе сохранить их, но на одном написала: «Хранить такое — просто безумие. Впрочем, каждому свое», — и как в воду глядела. Действительно, эта живопись вызвала крайнее раздражение Сант-Оффицио (святой инквизиции). Некоторые наиболее ревностные церковники объявляли Гойю чуть ли не дьяволом, раз он может не просто изобразить такое, но и вдохнуть пылкую жизнь в свои полотна, сделать этих обнаженных женщин таинственно притягательными. К счастью, у Гойи имелись влиятельные покровители при дворе, да и инквизиция на рубеже веков была уже не столь могущественной.

Беспокойная старость Гойи

Манола

ок. 1821-1823; 147х132 см
Прадо, Мадрид
По одной из версий, эта картина
представляет собой портрет Леокадии Вейс

С годами состояние здоровья художника ухудшается, а его живопись становится все мрачнее. На смену поражающим своей откровенностью сатирическим офортам из серии «Капричос» (1799) приходят серии, посвященные аутодафе и ужасам войны. Эти последние были созданы под впечатлением вторжения Наполеона в Испанию. Тогда же в официальных портретах, которые Гойя как «первый живописец короля» обязан был время от времени писать, обнаруживается, казалось бы, немыслимый в работах подобного назначения сарказм по отношению к сильным мира сего. В «Семье короля Карла IV великолепие красок, потоки золота, мерцание драгоценностей лишь оттеняют мещанскую заурядность и удручающую вульгарность тех, кто правил Испанией...»

В 1812 году умирает жена художника, Хосефа. Сын Хавьер женится и начинает жить отдельно. Гойя остается совсем один. В 1819 году он отходит от дел, уезжает из Мадрида и уединяется в своем загородном доме «Кинта дель Сордо», что означает «Дом Глухого». Стены своего жилища он расписывает изнутри мрачными фресками, так называемыми «Черными полотнами», представляющими, по сути, видения и галлюцинации одинокого, уставшего от жизни человека. И все же судьба улыбается Мастеру в последний раз: он знакомится с Леокадией Вейс. Вспыхивает бурный роман, в результате которого Леокадия разводится со своим мужем...

В 1824 году, опасаясь гонений со стороны нового правительства (король Испании Фердинанд, только что вошедший на престол, прямо заявил Гойе: «Вы достойны петли!»), художник испрашивает разрешения уехать «лечиться» во Францию. Так Гойя и Леокадия оказываются в Бордо. Два года престарелый мастер прожил во Франции. Но настал день, и Гойя затосковал. Вот что писал об этом один из его друзей: «Гойе засело в голову, что у него много дел в Мадриде. Если бы мы его не отпустили, то он сел бы на мула и пустился бы в путь один»… Неуютно почувствовал себя художник, оказавшись в Мадриде в пик послереволюционной реакции, и вскоре вынужден был покинуть родину и вернуться в Бордо...

Великий испанский художник умер на руках у преданной жены, в окружении родственников, в ночь с 15 на 16 апреля 1828 года, на семнадцатый день после своего 82-го дня рождения… Останки Гойи французы возвратят испанцам лишь в 1919 году. Теофиль Готье, побывав на могиле живописца, напишет: «Здесь почивает старое доброе испанское искусство, безвозвратно ушедший мир отважных тореадоров, истинных мачо и очаровательных манолас, мир злодеев и ведьм — одним словом, весь богатейший фольклор Испании… И пусть Мастеру казалось, что это лишь ничего не значащие художественные капризы — время показало: он создал настоящий исторический портрет своей родины».

www.goia.ru/

librebook.ru/goya/vol1/1  Фейхтвангер «Гойя, или тяжкий путь к познанию»

30.03.2016 в 06:47
Обсудить у себя 3
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: