Категория: Искусство

КЛОДТ Петр Карлович (1805-1867)

Творчество Клодта — вершина в развитии русской классической скульптуры. Он вошел в историю, как создатель всемирно известных конных групп Аничкова моста, памятника баснописцу И.А. Крылову в Летнем саду, конной статуи для монумента Николаю I в Санкт-Петербурге и многих других замечательных произведений. Не счесть сокровищ искусства в Петербурге: улица Росси, Зимний дворец Растрелли, Исаакиевский собор Монферрана… И все же прав тот, кто сказал: «Нет Петербурга без клодтовских коней!»


 

Замечательный русский скульптор и литейный мастер П.К. Клодт родился 24 мая (5 июня) 1805 года в Петербурге. Он происходил из старинного немецкого баронского рода, известного в Европе с XII века. В XVIII веке Клодты прибыли в Россию, где род их производит династию из 18 художников различных жанров. Отец Петра Карловича — генерал-майор барон Карл Густав Клодт фон Юргенсбург, взявший себе русское отчество Федорович, провел «почти всю свою службу в походах и сражениях с неприятелем: в Польше, за Кубанью, в Молдавии и Валахии, при взятии Тулчи, Исакчи, Измаила, участвовал в битвах при Смоленске, при Бородине, при Малом Ярославце, при взятии крепости Шпандау и при Лейпциге». За безупречную службу Карла Федоровича наградили орденами Св. Владимира и Св. Анны, Золотой шпагой «За храбрость». Его портрет можно увидеть в Военной галерее 1812 года в Зимнем дворце.

В 1822 году семейство Клодтов вернулось в Петербург. 14 апреля 1823 года Петр Клодт поступил в Петербургское Михайловское Артиллерийское училище юнкером. Об этом отрезке жизни Клодта известно очень мало. В 1825 году он был произведен в портупей-юнкеры. По окончании курса в училище, 19 лет от роду, он произведен в прапорщики, а затем «с Высочайшего Его императорского Величества соизволения за болезнью от военной службы уволен подпоручиком 20 декабря 1827 года». Он вышел в отставку и посвятил себя искусству, быстро совершенствуясь в нем без наставников. В качестве хобби он занялся лепкой фигурок животных. Однажды кто-то из царской семьи преподнес императору Николаю I деревянную фигурку всадника. Обожавший подобные игрушки и любивший поиграть «в кавалерию», Николай I велел разыскать даровитого резчика. Клодт был вызван на аудиенцию к императору, успешно прошел испытание, блестяще копируя немецкие эстампы. После чего, в 1829 году он был Высочайше рекомендован Академии художеств. С этого времени П.К. Клодт становится вольнослушателем Академии художеств и полностью посвящает себя скульптуре. Он взят под покровительство Академии, получает пособие от Комитета Общества поощрения художников… Жизнь его в одночасье введена в творческую колею: лекции в Академии, копирование античных скульптур в музеях и дворцах, новые знакомства, расположение самого Мартоса, ректора Академии, который вводит молодого барона в свой дом. Но пока Петр Клодт по-прежнему режет свои игрушки — лошадей и гусар, которые идут нарасхват. А резная статуэтка «кавалериста» Клодта с тех пор украшала письменный стол императрицы Александры Федоровны.

Еще находясь на военной службе, юноша мало занимался инженерным делом, весь досуг отдавая рисованию карандашом и пером, делая графические силуэты животных из бумаги. С 12-летнего возраста он вырезал из дерева и раскрашивал небольшие фигурки лошадей, с безукоризненной точностью выполнял все детали, имитируя глаза вставками из стекла, делая из волос хвост и гриву. Это увлечение перешло Петру Клодту от отца, который присылал сыну из армии бумажных лошадок, вырезанных из игральных карт. В дальнейшем, увлечение стало целью жизни молодого барона, ему не могли помешать ни смерть отца, ни необходимость делать военную карьеру. При малейшей возможности Петр Карлович брался за карандаш и перочинный ножик — рисовал или вырезал лошадей. Отказавшись от военной карьеры и став вольнослушателем Академии художеств, Клодт сблизился с ректором Академии И.П. Мартосом и другими мастерами.

Важнейшие события в биографии П.К. Клодта произошли в 1833 году. Была успешно завершена его первая монументальная работа — шестерка коней, вылепленная и отлитая из бронзы по заказу Николая I для колесницы Победы на Нарвских триумфальных воротах в Петербурге. Колесницу вылепил В.И. Демут-Малиновский, фигуры коней были изготовлены Пименовым. Но царь вдруг заявил, что «кони Пименова слишком худы». И приказал вызвать столь же известных скульпторов Гальберга и Орловского. Однако, оба (из профессиональной солидарности или боязни не угодить императору) нашли предлог для отказа. И тогда вспомнили об «игрушечнике» Клодте. Ошеломленный, испуганный, Петр колебался. Но ему сказали: «Вы не можете отказаться. Кое-кому это, быть может, и сойдет. А вам прощения не будет, ибо вы никто». И произошло невероятное. Мастер, никогда не работавший в глине и гипсе, в античной классике и имперских формах, вылепил первого гигантского коня так, что 25 мая 1831 года комиссия по строительству Нарвских ворот единогласно заявляет: «Сия модель сделана с желаемым успехом».

Модель коня, вылепленная Клодтом из глины, была доставлена на петербургский Александровский литейный завод. Мастер И.Прат, под руководством М.Е. Кларка, выбил из медных листов фигуры четырех коней, точно воспроизведя модели Клодта. Однако когда четырех коней и колесницу установили на аттике Нарвских ворот, стало ясно, что группа «не соответствовала великолепию сооружения». В марте 1833 года было принято решение о создании еще двух коней, с новым заданием Клодт справился успешно и быстро. Вся же шестерка коней была изваяна и отлита всего за год. 26 сентября 1833 года архитектор В.П. Стасов доложил о «совершенном окончании» Нарвских ворот, торжественное открытие которых состоялось 18 августа 1834 года. Молодой Клодт, не имевший еще опыта монументальных работ, не растерялся в колоссальности размеров коней, с блеском вышел победителем. Итогом стало событие еще более невозможное: в 1838 году скульптор-самоучка удостоен звания академика и назначен профессором скульптуры Академии художеств. Клодт получил всемирную известность и покровительство императора. Известна легенда о том, что Николай I сказал: «Ну, Клодт, ты делаешь лошадей лучше, чем жеребец». Уже тогда П.К. Клодт — человек широко известный, совмещавший в одном лице скульптора и литейщика-профессионала. О нем рассказывают легенды: в рабочей блузе, засучив рукава, барон фон Клодт встречает у себя в мастерской «сливки» общества, членов династии… Его быт отличается простотой и демократизмом, трудолюбие не знает пределов. Он много помогает нищим художникам. Если одалживал, никогда не спрашивал, когда вернут долг. Внешний почет и блеск не соблазняли Клодта, он любил физический труд, знал несколько ремесел, дружил со своими формовщиками и прочими мастеровыми, проводил с ними свой досуг.

В ноябре 1832 года в жизни Петра Карловича произошло событие, возможно, еще более важное: молодой академик женился на Иулиании Ивановне Спиридоновой, племяннице А.А. Мартос — жены скульптора, ректора Академии художеств И.П. Мартоса. Сначала Клодт попросил руки дочери ректора Катеньки, в чем ему было отказано. Впрочем, полюбившие молодого мастера, Мартосы тут же предложили ему свою «бедную, но трудолюбивую» племянницу. И он согласился. Молодая жена была хороша собой, стройна и грациозна. «С Юленькой я как у Христа за пазухой», — говорил П.К. Клодт. Он получил квартиру при Академии, мастерскую. Своеобразным подарком новобрачным стал заказ царя, через годы ставший мировым шедевром — скульптуры Аничкова моста.

Правда сначала скульптуры «Укротителей коней» было решено установить для украшения пристаней Адмиралтейского бульвара, у входа с Набережной на Дворцовую площадь. В 1833 году и модели и место для скульптур утвердил сам император и одобрил совет Академии художеств. Однако когда первые две группы были готовы к отливке, Петр Клодт, отправившись на предполагаемое место установки скульптур, сделал вывод, что не правильно ставить их на берегу Невы между Адмиралтейством и Зимним дворцом — «Как же можно укрощать коней рядом с водой и кораблями?» Клодт стал искать другое место, и, вскоре обнаружил, что самое подходящее — на Невском проспекте, на Аничковом мосту. Как раз в те самые дни Н.В. Гоголь писал: «Нет ничего лучше Невского проспекта, по крайней мере в Петербурге!» Любопытно, что сказал бы Николай Васильевич, увидев на Аничковом мосту Невского скульптурную группу Петра Клодта? Но Аничков мост тогда был еще узок и пуст. Решив вопреки замыслу царя поставить свою скульптурную «поэму» на Аничковом, Клодт лишь намекнул об этом Николаю I — согласие пришло само собой. Царь понимал, что Аничков и в самом деле устарел, нужна реконструкция. А тогда и кони Клодта будут здесь к месту. Из императорских конюшен в полное распоряжение скульптора привели двух чистокровных арабских жеребцов: Клодт мог их и рисовать, и лепить, и кормить из своих рук, и запрягать в свой экипаж. Через некоторое время Николай I, посетивший мастерскую и увидевший коней еще в глине, восхищенно сказал: «Барон, твои кони лучше моих жеребцов».

Будучи еще вольнослушателем Академии, Клодт пошел в ученики к лучшему русскому литейщику Василию Екимову. И став уже именитым, барон не оставлял художественного литья, чтобы точно знать, что и как из вылепленного перейдет в бронзу. В 1838 году, когда первые модели «Укротителей» были готовы к отливке, внезапно умер Екимов. И, как единственному скульптору, в совершенстве овладевшему литьем, Клодту предложили не только самому одевать в бронзу свои изделия, но и возглавить весь Литейный Двор. Так впервые в истории русского искусства скульптор, не имея профессионального образования, стал заведующим литейной мастерской. И когда настал торжественный час отливки, у плавильных печей собралось множество людей. Толпа, сняв шапки и крестясь, притихла. Вскоре расплавленная бронза потекла в формы. Клодт был весь в напряжении. Рабочих лихорадило от жара — им давали пить молоко. Президент Академии Оленин, не в силах стоять от волнения, сидел за дверями и бормотал молитвы. Внезапно раздалось мощное «ура». Свершилось! Клодт вышел к Оленину, рухнул рядом с ним на табурет…

А на Невском шла перестройка Аничкова моста. Архитекторы, путейцы, строители — весь Петербург работал на коней Клодта. Вскоре была отлита вторая группа «Укротителей». И к первой и ко второй бронзовым группам Клодт сделал их копии в гипсе, тонировав под бронзу. Царю не терпелось открыть поскорее новый Аничков, поставив скульптуры на все четыре угла моста. Думал ли тогда Петр Клодт, что понадобится еще целых десять лет, прежде чем он сыграет на Аничковом весь свой блестящий спектакль — в четырех бронзовых картинах. Торжественное открытие Аничкова моста состоялось 20 ноября 1841 года. То, что увидел Петербург, восхитило всех: «Толпами собираются люди у нового Аничкова моста, — писали газеты. — Жизнь коня и человека на Аничковом представляет новый мир в искусстве. Подобно водничему, осаждающему коня, скульптор Петр Клодт взял-таки часть этого искусства в свои руки и своротил с ложной дороги на настоящую». После установки двух первых конных групп на Аничковом мосту их повторные бронзовые отливы отправили в Берлин в качестве подарка прусскому королю Фридриху Вильгельму, который был от скульптур без ума. Николай I подарил их прямо «с моста». Клодту пришлось ехать с подарком в Берлин. Коней установили у главных ворот королевского дворца. «По доставлении в Берлин подаренных Государем Императором Его Величеству королю Прусскому двух конных групп пожалован от Его Королевского Величества кавалером ордена Красного Орла III степени» 14 августа 1842 года. Находясь в Германии, Клодт писал А.П. Брюллову: «Здешние яства и вина променял бы на черный хлеб и квас — только бы поскорее вернуться в Россию». Потомок иноземцев, П.К. Клодт по своему духу, привычкам, пристрастиям был таким русским, что, находясь в Германии, ужасно тосковал по родине. Впрочем, «страдания» Клодта были вознаграждены: Фридрих Вильгельм, помимо ордена, пожаловал ему еще и бриллиантовую табакерку.

1 апреля 1843 года Клодт «за отличное исполнение конных групп, сделанных им вновь для Аничкова моста, Всемилостивейше пожалован кавалером ордена Св. Анны III степени». В 1843-1844 годах он в третий раз отливает бронзовые копии «Укротителей». Но уже другой гость Николая I, король Обеих Сицилий Фердинанд II, увидев божественных коней Клодта, пожелал видеть их ежедневно у себя в Неаполе. Весной 1846 года они были отправлены туда, где и сегодня стоят у входа в дворцовый сад. В июле 1846 года Клодт пожалован от Его Величества короля Неаполитанского кавалером ордена Св. Фердинанда. Европейские газеты сообщали: «В Неаполе нынче находятся три чуда: тело Спасителя, снятое со Креста, покрытое прозрачной мраморной пеленой, „Снятие Спасителя со Креста“ — картина Эспаньолетто и бронзовые кони русского барона Клодта». Берлин, Париж, Рим удостоили Петра Клодта звания почетного члена своих Академий.

Почти двадцать лет длился вдохновенный и кропотливый труд ваятеля. В 1850-1851 годах все гипсовые скульптуры были заменены бронзовыми. Конные группы гениально просто соединены сюжетным замыслом — взяты четыре момента укрощения необъезженного коня. Строение коня было воссоздано с непогрешимой точностью, тщательно выявлены все его мускулы и складки кожи. В изображении лошади Клодт достиг совершенства, он сумел передать ее внутреннее состояние — страх, гнев, разъяренность, гордое повиновение. Аничковых коней справедливо считают вершиной творчества Клодта. Острая динамика, экспрессия, оригинальное развитие темы в сочетании с гармоническим равновесием и строжайшей выдержанностью пропорций, наконец, высокое качество исполнения, ювелирная точность отливки, — принесли автору мировую славу. Позже копии «Укротителей» были установлены в Петергофе, Стрельне, усадьбе Голицыных в Кузьминках под Москвой (сохранились).

Клодт возглавляет работу над важными императорскими заказами: для Зимнего дворца отливает по собственным эскизам две конных группы, там же, в Литейном Дворе, в 1844-1847 годах изготавливаются и бронзовые барельефы строящегося Исаакиевского собора и Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца (1846-1847). В 1845-1850 годах Петр Клодт работал над рельефами Мраморного дворца, создал гигантский барельеф «Лошадь на службе у человека», изобразив на нем охотничьи и дорожные картины, кавалерийские баталии, сцены приручения лошадей. В 1849 году он побеждает в конкурсе на памятник баснописцу Ивану Андреевичу Крылову. А в 1855 году отливает в бронзе и усаживает своего «дедушку» в Летнем саду — с раскрытой книгой в руках, с печально-задумчивым лицом, в окружении целого зверинца басенных героев. Памятник, ставший самым глубоким, самым проникновенным произведением Клодта, был торжественно открыт 12 мая 1855 года. Он «уютен», интимен, но нигде не перейдена грань, образ баснописца свободен от той банальной анекдотичности, которая подчас сопровождала его имя. Памятник органически вписался в пейзаж Летнего сада.

Диапазон скульптора в эти годы поражает: от «домашнего» памятника Крылову в Петербурге до поистине вселенской, величавой статуи Св. Владимира в Киеве, созданной в 1853 году по модели В.И. Демут-Малиновского. После чего Клодт приступает к последней из своих великих работ — памятнику Николаю I. Свершение это грандиозно и символично. Петр Карлович пережил своего царя на 12 лет. Но, по существу, вся его творческая жизнь прошла при императоре, под его покровительством. Кому же, как не ему, суждено было оставить память о Николае I? Вероятно, это понимали все. В том числе и Монферран — творец Александрийской колонны, которому Александр II поручил сооружение памятника своему отцу. Монферран, не колеблясь, предложил Клодту вылепить и отлить бронзовую конную статую царя. В декабре 1856 года Александр II рассматривал модель конной статуи и пожелал «изменить аллюр лошади с левой ноги на правую, козырек у каски уменьшить, самую каску надеть несколько назад, ботфорты сделать мягче, эполеты же и правый рукав выше локтя немного полнее». 12 декабря Совет Академии художеств, согласившись с замечаниями Александра II, одобрил конную модель. В январе 1857 года произвели торжественную закладку памятника, как отмечала пресса тех лет, в присутствии «Государя императора и Августейшего дома».

В апреле 1858 года Клодт отливал конную статую Николая I. «Отливка эта, произведенная бароном Клодтом по воску, была неуспешна: форма не выдержала напора металла, расплавленного в количестве до 1300 пудов, в ней образовалась трещина, в которую вытекла значительная часть бронзы, и некоторые части фигуры остались не наполненными. По докладу об этом Государю Императору, Его Императорское Величество благоволил разрешить вторичную отливку поручить опять барону Клодту и вознаградить его за понесенные им при этом издержки». 21 февраля 1859 года конная статуя была отлита П.К. Клодтом вторично и успешно. После того, как статуя была отлита, необходимо было приступить к ее доставке на место установки. В «Русском художественном листке» за 1859 год есть следующие сведения: «Эта статуя отливалась в литейной Императорской Академии художеств и, по размерам своим, не могла быть вывезена из мастерской обычным путем в ворота; но для появления на свет нового произведения знаменитого ваятеля должны были проламывать стену. Сама постановка статуи представляла много любопытного; эту страшную массу подняли канатами на высоту до 4 сажень и поставили сперва на подмостки, находившиеся сбоку над лесами, окружавшими пьедестал; потом эти подмостки подкатили на колесах к тому месту, где должна была стоять статуя, и, наконец, уже опустили ее на мраморный пьедестал».

25 июня 1859 года состоялось торжественное открытие памятника. Этот исторический момент изобразил на акварели художник В.С. Садовников. Когда-то молодой «игрушечник» Петр Клодт вырезал для Николая I конногвардейца, удивительно похожего на царя. Спустя тридцать лет, став первым скульптором России, он поставил бронзового «Конногвардейца» на пьедестал… Высокий, почти на две головы выше всей своей свиты, в накинутой на плечи шинели, в белой фуражке с красным околышем, Александр П стоял перед своим отцом. Затем, обернувшись к Клодту, молча протянул ему руку. Огромная бронзовая статуя, вопреки всем скульптурным законам, стояла на постаменте всего на двух точках опоры! Памятник Николаю I стал подлинным украшением Исаакиевской площади, шедевром мировой скульптуры.

Клодт отливал из бронзы и другие известные монументальные произведения — памятник Петру I в Кронштадте (1841), памятник Н.М. Карамзину в Симбирске (1845), памятник Г.Р. Державину в Казани (1847), атаману М.И. Платову в Новочеркасске (1853) и др.

Сын П.К. Клодта, Михаил Петрович Клодт (1835-1914), стал известным живописцем, учился в Академии художеств, работал в Париже, Мюнхене. Его картина «Музыкант» положила начало собранию П.М. Третьякова. Он был одним из членов-учредителей «Товарищества передвижников» (1870), служил реставратором в Эрмитаже. Написал и издал на немецком языке в марте 1852 года «Родословную семьи Клодт фон Юргенсбург». Племянник П.К. Клодта, Михаил Константинович Клодт (1833-1902), также стал художником, его работы выставлены в Третьяковской галерее. Работал он и как педагог, руководя пейзажным классом Академии художеств.

Петр Карлович Клодт скончался 8 (20) ноября 1867 года в своем имении на мызе Халала в Финляндии. Смерть настигла этого человека, когда он занимался любимым делом — вырезал фигурки животных. Похороны состоялись в Петербурге, на Смоленском лютеранском кладбище. В октябре 1936 года прах скульптора был перенесен в Некрополь мастеров искусств (Тихвинское кладбище Александро-Невской лавры), тогда же установлено и новое надгробие. На Смоленском кладбище остались все родные скульптора — жена Иулиания фон Юргенсбург, брат Борис Карлович, племянница София Борисовна, другие родственники. Однако семейное место Клодтов оказалось непоправимо разрушенным.

В период Второй мировой войны, в октябре 1941 года, две конные скульптуры Аничкова моста были сняты с постаментов, а в июле 1942 года — две другие. Все скульптуры были укрыты в котлованах, вырытых во дворе Аничкова Дворца. В июне 1945 года за одну ночь скульптуры подняли из котлованов, отчистили от земли, промыли бензином и установили на мосту. В 2000-2001 годах к 300-летию Петербурга все четыре скульптурные группы были сняты с моста и отреставрированы.

vichyd.narod.ru/PetrKarlovichKlodt.htm

 

04.06.2015 в 18:54
Обсудить у себя 4
Комментарии (1)

Знаю...

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: