Категория: Лебяжье

Лебяжье


История создания посёлка уходит в глубь веков.Первое упоминание о нём встречается в списках Дудеровского погоста в писцовых книгах великого Новгорода в 1500году.До 17 века население, входившее в состав Водской пятины, имело название Карчела. У впадения в реку Лебяжью ручья, текущего из южных болот, находились две деревни — Кургула и Соковиц, выше по течению Лебяжьей — деревня Рикола (нынешнее Риголово). Согласно карте 1667 года дальше к западу, в районе современной Флотской улицы, была деревня Ассикала из семи дворов, а западнее, на месте нынешней Старой Красной Горки — Юкемяки из одиннадцати. Рядом с этим селением находилась небольшая лютеранская часовня. Около 100 дворов уже стояло на холме среди соснового бора.Здесь, на красных горах находились рудничные месторождения, где и размещалось выправление железа.В то время на Красной горке насчитывали 64 печи.


Долгое время территория была занята шведами.Но в результате Северной войны зона финского залива была освобождена. В 1721 году Пётр подарил земли своему сподвижнику Б.Шереметьеву.Возможно.фельдмаршала поразила красота лебедей.он назвал землю Лебяжьем.по другой версии название это происходит от финского «либиози»-лебедь.Согласно описи 1745 года, мыза принадлежала детям покойного фельдмаршала — действительному камергеру Петру и корнету Конного полка Сергею Шереметевым. По Ингерманландскому межеванию 1747 года мыза числилась за графом Петром Борисовичем. Ему же она принадлежала в 1787 году, когда было произведено генеральное межевание имения и составлен его подробный план. После смерти П. Б. Шереметева Лебяжье перешло к его сыну Николаю Петровичу, обер-камергеру. В 1837 году имение было продано полковнику А. И. Зейферту. Последним владельцем Лебяжьего из рода Шереметевых был флигель-адъютант, камергер графа Дмитрия Николаевича. На плане Шуберта 1830-х годов на месте мызы лишь несколько небольших построек. Зато внизу, у приморской дороги — деревня Новая Лебяжья с 11 дворами. План 1844 года уже показывает имение разделенным между несколькими владельцами: земли к западу от ручья, на картах второй половины XIX в. называвшегося Глубоким, теперь принадлежали генерал-майорше Амосовой, к востоку — купцу Байкову и надворному советнику Римкевичу.        Впоследствии у имения сменилось несколько хозяев, одним из которых был знаменитый русский писатель М. Е. Салтыков-Щедрин,построивший здесь усадьбу «Монрепо».
    Усадьба обнаруживается так:100 саженей от речки Лебяжья по шоссе на СПб, здесь граница обозначена липами с поворотом к морю и 500 саженей от речки к СБ, вглубь же территория распространялась на тысячу саженей, т.е. за ж.д. линию. Усадебный деревянный дом и круглая беседка Салтыкова-Щедрина находились у лип бывшего быткомбината, отремонтированная им мельница — видны остатки свай рядом с мостом улицы Южная. Огороды — здание бывшей дистанции пути и УНР. В Лебяжье Салтыков-Щедрин жил в 1877—1879 годах. В своем произведении «Убежище Монрепо» он писал: «Два лета кряду я живу… в своем углу, наслаждаюсь пальбой с кронштадтских твердынь, которые потрясают окна моего Монрепо».
Здание круглого дачного домика Салтыкова-Щедрина сохранилось в Лебяжье вплоть до 1912 года, когда было разобрано за ветхостью.
Описывая свое приобретение, Салтыков-Щедрин вспоминает: «Некогда оно принадлежало «хозейну» и вдобавок еще инженеру. Он положил основание господской мызе, выстроил вместительный дом, разбил парк, плодовый сад, устроил мельницу, прорезал всю усадьбу канавами, участки земли поднял и засеял травой. Хлеба у него высевалось достаточно, ежели судить по каменному фундаменту построенной риги и особенно по чугунным трубам, с помощью которых нагревалась сушильня и которые валяются и поныне».
Лебяженская мыза требовала на свое содержание немало хлопот и средств. Потому-то, видимо, Салтыков-Щедрин и писал, что истинное пользование своим углом и истинное деревенское блаженство начинается только тогда, когда не будет ни лугов, ни лесов, ни огородов, ни мельниц. Весной 1880 года писатель продал свое имение местному купцу-промышленнику Байкову. После ряда перепродаж имение Лебяжье перешло генералу фон Лаймингу, который и владел им вплоть до установления советской власти.

Само Лебяжье, хотя и располагалось у старой проезжей дороги, долго оставалось небольшой деревушкой. Во всяком случае, те населенные пункты, которые входят теперь в поселок Лебяжье, были крупнее ее самой. Так, Старая Красная Горка, например, насчитывала в 1861 году 17 дворов, в которых проживало 105 человек, в Новой Красной Горке в 12 дворах насчитывалось 102 обитателя, в Лебяжье — дворов было всего семь, а жителей — сорок семь.

Нелегкая судьба выпала на долю этой деревушки. За тридцать лет, предшествовавших отмене крепостного права, сменилось у нее четыре хозяина, в 1841 году Лебяжье было заложено в государственный заемный банк. При этом каждую из 38 душ мужского пола помещик оценил, наподобие скота по восемьдесят пять рублей.

Крестьяне Лебяжье подвергались эксплуатации более сильной, чем обитатели соседних казенных деревень. Те жили повольготнее, могли ходить на заработки. и Ораниенбаумскому дворцовому ведомству оброк они платили меньший — по шесть-семь рублей с тягла, тогда как с лебяженцев свой помещик драл двадцать восемь рублей в год.

С отменой крепостного права облик Лебяжья стал быстро меняться. Этому способствовало расположение деревни у оживленной дороги на Петербург, а также то, что через Лебяжье пролегал зимний тракт в Кронштадт. Немаловажным обстоятельством оживления деревни было и то, что хозяевами ее стали предприимчивые купцы-промышленники. Так, например, разбогатевший крестьянин из Черной Лахты Байков развил здесь торговлю лесом, держал извоз. В Лебяжье появляются лавки, постоялые дворы, питейные заведения.

Небезынтересную характеристику Лебяжья того времени оставил нам М. Е. Салтыков-Щедрин: «Население здесь смешанное, — писал он, — большинство — чухны, меньшинство — не скажу чтоб совсем русские, а скорее какая-то помесь».

« Местность обыкновенная ближайших окрестностей Петербурга, — пишет далее Салтыков-Щедрин, — нельзя сказать, чтоб живописная, чтоб веселая, но зато, несомненно, веселонравная. Справа у меня деревенский поселок, при въезде в который стоит столб и на нем значится: «душ — 24, дворов — 10». На это не особенно громадное население существуют два кабака, которые очень редко пустуют. Сверх того, с небольшим в полуверсте от меня, налево, рядом с моей границей, воздвигнут третий кабак. Вообще кабакам в этой местности посчастливилось».В то время в деревне на 10 дворов существовало 3 кабака, население было смешанным-чухны, русские… здесь пролегал зимний путь в Кронштадт, что тоже способствовало росту пьянства.
До Щедрина усадьбой владел инженер Амосов, который хотел сделать золотое дно.Он положил начало господской мызе, отстроил крепкий дом со службами, скотными дворами.парк, огород, мельница, изрезал землю канавами, вследствии чего земля приобрела вид шахматной доски.Затем основатель умер и имение переходило из рук в руки… всё пришло в убыток.
 В 1867 г появляется лоцманское селение, которое проводило коммерческие суда в Кронштадт и Петербург.Именно в нем в 1869 году была открыта одна из школ нынешнего Ломоносовского района, в которой учились и дети местных крестьян.О значении этой школы говорится, в частности, в отчете по морскому ведомству за 1867 год о деятельности лоцманов: «Кронштадтский цех… на собственные средства устроил селение и открывает школу, которая, без сомнения, может принести пользу и местному населению».В отчете общества лоцманов за 1885 год уже сообщается, что оно содержит школы для 75 мальчиков и одну — для 14 девочек. и что обходятся они обществу до 2125 рублей в год.В царской России над школой попечительствовала церковь. В годы крепостного права все население Лебяжья и окрестных деревень входило в приход ораниенбаумской Пантелеймоновской церкви. Все прихожане были занесены в специальную книгу — «Неповедную роспись ».

По дореволюционному административному делению селение Лебяжье входило в Ковашевскую, а с 1890 года — в Ораниенбаумскую волость на правах семи сельских обществ, входивших в волостное правление при деревне Пеники.

Лебяженское сельское общество возглавлял избиравшийся на три года староста, ведавший делами нескольких деревень. В каждой деревне, кроме того, избирался десятский. Эти выборные лица руководили волостным правлением, отвечали за порядок в своих деревнях, за выполнение селянами различных повинностей, а до появления здесь почтового отделения — и за продвижение почтовой корреспонденции.

Земля была для здешнего сельского населения основным источником существования. С отменой крепостного права она принадлежала сельской общине. Число крестьянских дворов постепенно увеличивалось, а площадь общинной земли оставалась неизменной. Поэтому крестьянские наделы делались постепенно все меньше и меньше.

Лебяженские крестьяне с отменой крепостного права получили землю «по высшему наделу» — по четыре десятины, а раз так, то выгонов для скота им не полагалось. Приходилось арендовать пастбища в окружающих лесах, принадлежащих герцогу Мекленбург-Стрилецкому, и платить ему полтора рубля с головы (лошадь или корова). Не имея этих денег, крестьяне отрабатывали их герцогу в лесу.

Управляющий его имением постоянно притеснял крестьян, подчас отказывался предоставить им выгоны даже за деньги. 29 мая 1906 года крестьяне шести деревень вынуждены были обратиться в Государственную Думу. В ответ на телеграмму, посланную туда уполномоченными этих деревень Н. Михайловым и А. Мигуновым — жителями Борков, царское правительство арестовало Михайлова. По деревням же намеренно был распространен слух, что арестован он не как один из авторов телеграммы, а якобы за воровство и грабеж.

После пяти лет каторги Николай Михайлов вернулся в деревню больной туберкулезом и в 1911 году скончался. Так и разрешилась жалоба местных крестьян в царской Думе.

Малоземелье толкало крестьян на поиски дополнительных средств существования — на рыболовство, извоз, лесоразработки. По этой причине к 1900 году лебяженцы уже не занимались сельским хозяйством.

Значительное оживление внесла в здешний быт постройка Ижорской железной дороги к возводимому тогда на берегу залива форту Алексеевский, ныне Красная Горка. На этой дороге получила работу значительная часть местного населения. Кроме того, за землю, отчужденную под эту дорогу, военное ведомство заплатило крестьянам по 1 рублю 10 копеек за квадратную сажень. Деньги эти крестьяне использовали в основном на постройку новых изб и на приобретение сельхозинвентаря.

Значительное оживление внесло строительство Ижорской железной дороги к возводимому на Красной горке(Алексеевской) форт. За землю, по которой проходила дорога ведомство платило крестьянам по 4 рубля 10 коп.Форт «Кра́сная Го́рка» (Алексеевский) (в 1919 году переименован в «Краснофлотский»— один из двух мощных береговых фортов Кронштадтской позиции Морской крепости Петра Великого.
Входил в состав мощной минно-артиллерийской позиции, надёжно защищавшей подступы к столице государства от подхода крупных кораблей противника. Нарушить эту систему обороны удалось только британским торпедным катерам, атаковавшим корабли, стоявшие в 1919 году на рейде Кронштадта.[источник не указан 700 дней] Этот эпизод явился одной из причин категорического отказа моряков-балтийцев выполнить указания большевистского руководства об уничтожении флота, что переросло вскоре в Кронштадтское восстание под лозунгом «Советы без большевиков»
Строительство под руководством генерал-майора Аполлона Алексеевича Шишкина было начато в 1909 году одновременно с фортом Ино (Николаевским) и закончено к 1915 году. Назван по деревне Красная Горка (ныне — поселок Красная Горка), рядом с которой находится.
Форт вошел в строй в начале 1914 года. К началу мировой войны гарнизон форта был укомплектован по штатам военного времени (2000 артиллеристов, 2000 пехотинцев и более 500 военнослужащих других родов войск). В боевых действиях мировой войны форт участия не принимал.
180-мм установка ТМ-1-180
К январю 1917 года гарнизон форта возрос до 5500 человек. В 1918 году в связи с близостью германской армии форт был заминирован. Взрыв был отменен, но заряды не были убраны. 19 августа во время сильной грозы несколько зарядов сдетонировало. На воздух взлетели пороховые погреба трех орудий Канэ и четырех 254-мм орудий. Артиллерийская прислуга погибла, орудия были сильно повреждены, а одно 254-мм орудие уничтожено.
Во время Гражданской войны форт входил в систему оборонительных укреплений «красного» Петрограда. К этому времени на форте имелось 25 орудий калибра от 76 до 305 мм. [3] Во время боевых действий открывал огонь по противнику: 20 ноября 1918 года по захваченной финнами батарее «Пуммола», ранее входившей в систему укрепления форта «Ино», 29 июня 1919 года по транспортному судну противника.
13 июня 1919 года, во время наступления на Петроград Северного корпуса генерала А.П. Родзянко, гарнизон форта поднял антибольшевистское восстание, которое было подавлено огнём и десантом с кораблей Балтийского флота (по форту было выпущено более 600 12" снарядов). Восставшие оборонялись, обстреливая Кронштадт и корабли красного Балтийского флота. 16 июня красноармейцы вошли в оставленный восставшими форт. Белая армия не смогла воспользоваться переходом форта на сторону белых, т. к. белые узнали о восстании только на третий день — день, когда восстание было ликвидировано.
30 октября 1919 года форт вступил в артиллерийскую дуэль с английским монитором «Эребус» (англ. HMS Erebus), выполнявшим робкую и запоздалую огневую поддержку Британским флотом наступления армии Юденича.

В 1921 году орудия «Красной горки» вели огонь по Кронштадту, подавляя антибольшевисткое восстание.

30 ноября 1939 года в 8 часов 3 минуты утра форт в числе других батарей Кронштадта открыл огонь по финским укреплениям «Линии Маннергейма». Однако без корректировки огонь был неэффективен, и вскоре стрельба была прекращена.[источник не указан 520 дней]

Во время Великой Отечественной войны форт стал центром обороны Ораниенбаумского плацдарма. Радиус действия его орудий фактически определял дальность расположения немецких позиций. Вокруг форта были проложены железнодорожные пути, по которым на специальных транспортерах перемещались крупнокалиберные корабельные орудия (356-, 305-, 180-мм).

После войны форт некоторое время поддерживался в боеготовом состоянии, потом его помещения использовали в качестве складов, а затем почти полностью забросили.
В 2007 году совместно с муниципальными властями Лебяжьего, Ломоносовского района и Ленинградской области военные моряки решили в ближайшее время создать музей на месте легендарного форта.
       В 1900-е года Лебяжье приобретало характер дачного посёлка, чему способствовали купцы и землевладельцы.Так помещик Лакминг продал свой участок по частям под застройку дач.Купил их у него и лесопромышленник Н.Никитин, тогда и появились построенные им 6 однотипных дачных домика, при вьезде в Лебяжье стоит дача, принадлежавшая когда-то морскому министру Авелану.Сюда дачники привезли игру в футбол.В неё играл молодой писатель Бианки.Его команда «Лебедь» была сильнейшей в округе.12 сезонов провёл Бианки в посёлке, много написано книг о нашей природе..
Довольно оживлённым была жизнь и зимой, здесь работали 2 школы, амбулатория и почта.Существовало 4 постоялых двора-«Берёзовая роща»,«Бережок»,«в самом посёлке, два в Петровскои хуторе и Старой Красной горке.Недостатка в в клиентах не было.По Приморскому шоссе шло оживлённое движение в сторону Петербурга отправлялась продукция Калищенского стекольного завода, обозы с рыбой… На рубеже 19-20г процветало Северное стекольное общество от старых Калит до деревни Долгово, завод занимал площадь современного Соснового бора, получал золотые медали
Производство работало на местном месторождении кварцевого песка Калище-Липово.Здесь же был и кирпичный завод(территория ЛАЭС)в 1919году район оказывался местом боевых действий.Здесь, в лесу, неподалёку от станции Чайка, части береговой группы Красной армии нанесли удар белогвардейцам и положили начало освобождению форта „Красная горка“30 октября произошёл бой аэростата, корректируещего огонь форта по английскоиу монитору „Эребус“с самолётом.в том бою В.Конокотин сбил из пулемёта 1 в истории вражеский самолёт, и был награждён орден Красного знамени.

Лебяженский сельский Совет был образован в начале 1923 года. Первым его председателем был избран крестьянин из деревни Малые Борки Никита Гаврилович Федин. Ко времени создания Ораниенбаумского района — к 1927 году — в составе Лебяженского сельсовета насчитывалось десять населенных пунктов.

Важным событием этих первых лет советской власти нужно назвать завершение строительства железной дороги от Лебяжья до Веймарна. Перевозки грузов и пассажирское движение стали регулярными, что сыграло огромную роль в хозяйственном развитии Лебяжья, всего прибрежного района в целом.

http://www.bereg-sbor.ru/lebyaje.php?fn_mode=comments&fn_id=66 (Лев Успенский о Лебяжье 40-х годов)

 

Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: