Категория: Наука и техника

Алексей ФИЛОМАФИТСКИЙ (1807) (210 лет) - врач, основоположник русской физиологии.

выдающийся отечественный физиолог, основоположник московской физиологической школы. В 1824 г. после окончания ярославской духовной семинарии поступил на медицинский факультет Харьковского университета. Окончив курс с получением званием лекаря в 1828 г., он, «по выдержании экзамена в Императорской академии наук», в том же году поступил в «профессорский институт» при Дерптском университете для подготовки к профессорской деятельности по физиологии (1828-1833 гг.).



  В 1833 г. Филомафитский защищает докторскую диссертацию по теме «О дыхании птиц» («De avium respiratione») и направляется для дальнейшей подготовки в Германию, в лабораторию знаменитого физиолога Иоганнеса Мюллера. Здесь он интенсивно работает над рядом вопросов экспериментальной физиологии, что дает ему возможность полностью овладеть современными методами исследования и войти в курс проблем, занимавших физиологов того времени.
  Пройдя этот длительный путь научной подготовки, Филомафитский в 1835 г. зачисляется в состав преподавателей Московского университета, став преемником профессора Е.О. Мухина (1766-1850) по курсу физиологии. Вскоре он был утвержден в звании экстраординарного профессора по кафедре физиологии и общей патологии, а с 1837 г. и до кончины своей читал, в звании ординарного профессора, помимо физиологии, сравнительную анатомию и общую патологию.
  С именем А. М. Филомафитского связан важнейший период развития московской физиологической школы. К началу его деятельности происходит важный процесс выделения физиологии в самостоятельный предмет преподавания из общего комплекса анатомии, патологии, терапии, судебной медицины и т.п. Физиология вводится в университете как курс «Физиология и сравнительная анатомия» во 2-м (физико-математическом) отделении философского факультета, а на медицинском факультете — как курс «Физиология здорового человека».

 

Научные взгляды А.М. Филомафитского.

  1836 г. явился особенно знаменательной датой истории физиологии в России. В Петербурге в 1836 г. выходит в свет первый русский учебник по физиологии, написанный шеллингианцем Д.М. Велланским (1773-1847), отрицавшим экспериментальный метод исследования. В том же году в Москве профессор физиологии Московского университета А.М.Филомафитский выпускает первый том своего учебника под названием «Физиология, изданная для руководства своих слушателей». Этот учебник представлял собой прямую противоположность учебнику Велланского. Филомафитский выступил горячим поборником экспериментального метода в физиологии, который только что начал культивироваться в различных странах Европы.
  В своей книге Филомафитский постоянно приводит результаты своих собственных экспериментальных исследований (лишь частично опубликованных в виде отдельных работ), нередко входя в дискуссию со многими европейскими авторитетными физиологами, в том числе и со своим знаменитым современником и учителем Иоганнесом Мюллером, а также Шульцем. Учебнику Филомафитского — как первой русской оригинальной и критической сводке в области физиологии — безусловно, принадлежит видное место среди лучших образцов научной литературы в нашей стране.
  Эта книга получила высокую оценку уже у современников и была удостоена Демидовской премии Академии Наук при ее десятом присуждении, в 1841 г. (учреждена Академией в 1831 г.). Рецензент академик К.Бэр в своем отзыве писал, что учебник Филомафитского стоит на уровне лучших современных руководств по физиологии, и подчеркивал оригинальность взглядов автора.
  Помимо огромного научного значения учебника физиологии Филомафитского, надо особенно подчеркнуть, что эта книга написана на живом, местами художественном, русском языке и свободна от туманных, длинных, полных иностранных слов (или латинизированных русских слов) фраз, которыми была полна научная литература этого периода, и чем особенно отличались книги Велланского.
  Великая, живительная сила пушкинского периода русской словесности коснулась и научной литературы, и благодаря этому наука все более и более приближалась к широким слоям жаждущей знаний молодежи. Трудами первых русских физиологов (в Москве — Филомафитского, в Харькове — Калениченко) кафедры университетов не только были освобождены от натурфилософских умствований, которые культивировались, главным образом, иностранными профессорами, но и стали очагом пропаганды науки на живом, народном языке.
  В своих публичных лекциях он пропагандировал экспериментальный метод исследования. Свои научные идеи Филомафитский доказывал многочисленными экспериментами над лабораторными животными: лягушками, собаками, голубями. Обычным его методом наблюдений были вивисекции. Кроме того, он широко пользовался оптическими приборами. В частности, Филомафитскнй одним из первых применил в России микроскоп Плессля для исследования кровяных телец. Этот микроскоп был предоставлен в его распоряжение профессором ботаники Московского университета Шиховским.
  Очень интересны и новы для той эпохи эксперименты Филомафитского с перерезкой блуждающих нервов и наблюдением за последствиями этой перерезки. Он подробно исследовал нервно-рефлекторный характер реакции кашля. Филомафитский приводит много интересных опытов для подтверждения своих догадок о разнице между электричеством и нервным возбуждением. По-видимому, он же производил исследования по вопросам химизма и механизма желудочного пищеварения. Наконец, после смерти Филомафитского было опубликовано его исследование о действии на организм ряда анестезирующих веществ (в том числе эфира и хлороформа), на котороммыостановимся подробно несколько ниже.
  О масштабе оригинальной экспериментальной работы А.М. Филомафитского нельзя судить только по опубликованным им специальным работам, число которых невелико. Результаты его многочисленных экспериментальных исследований, проведенных им как в заграничных лабораториях, так и в московской университетской лаборатории, обильно представлены в вышеназванном трехтомном руководстве по физиологии. Внимательное изучение приводимыхим результатов работы показывает, что А.М. Филомафитский был одним из крупнейших представителей экспериментальной физиологии первой половины XIX века.
  Особенно ценным в трудах Филомафитского является его представление о сущности процесса дыхания. Подробно изложив сложившиеся к 30-м годам XIX века взгляды на источники образования животной теплоты, он в 1836 г., впервые в мировой литературе, высказывает мысль о том, что источники животной теплоты, т. е. очаг истинных процессов дыхательного окисления, следует искать не в легких, как это делали его современники, а в физиолого-хнмических превращениях тканей в организмах. «Следовательно, — писал в 1836 г. Филомафитский, — источник животной теплоты находится частью в легких, частью же в животно-химическом процессе живого организма, находящемся под управлением нервной системы». Эти же мысли более подробно он развивал в 1838 г., т. е. за тридцать лет до работы Поля Бера, с именем которого связывается первое обоснование современных представителей о тканевом происхождении животной теплоты и окислительных процессов.
  Отчетливо выражается оригинальность А.М. Филомафитского и в его взглядах на природу нервного процесса. В его руководстве имеется глава под названием «Различие между электричеством и нервным живым началом». В этой главе мы читаем:
  «Открытие гальванического электричества в 1790 году доставило прекрасный случай подвергнуть точнейшему исследованию раздражительность нервов. Хотя многие физиологи, особливо английские, увлеченные разительным сходством живого деятельного нервного начала и электричества, и считают эти два агента за одно и то же, но самые решительные опыты, сделанные многими физиологами и мною несколько раз повторенные всегда с одинаковым успехом, не оставляют никакого сомнения в том, что электричество и нервное деятельное начало суть совершенно различные между собой агенты. Это можно доказать теми же самыми опытами, которые Вильсон, Филипп, Вейнгольд, Гастингс и Кример приводят в защиту нервного электричества; только нужно смотреть на них с настоящей и верной точки зрения, то есть: электричество, употребляемое ими, рассматривать как наружное влияние, приводящее в деятельность нервное живое начало или жизненную силу; тогда все явления, усматриваемые в нервной системе и во всем организме при этих опытах, объяснятся так же легко, но естественнее, чем при смешении этих двух деятелей между собой».
  Эта своеобразная и ярко выраженная оппозиция Филомафитского к безраздельно господствовавшей электрической теории нервного процесса имела своим основанием не только ряд собственных опытов и наблюдений над нервной системой животных, но и совершенно оригинальную точку зрения Филомафитского на нервный процесс в целом.

А.М. Филомафитский как один из основоположников МКС.

  Блестящей иллюстрацией развития экспериментальной физиологии в России является книга А.М. Филомафитского под названием «Трактат о переливании крови (как единственном средстве во многих случаях спасти угасающую жизнь, составленный в историческом, физиологическом и хирургическом отношении)», вышедшей в 1848 г.
  Прошло больше чем полтора века со дня выхода в свет этой книги. Переливание крови как физиологический и клинический метод подверглось научному анализу и клинической проверке в трудах многих ученых и врачей. Однако экспериментальные данные, теоретические обобщения и, наконец, рисунки устройств для переливания крови, приведенные в «Трактате» Филомафитского, еще до сих пор поражают читателя глубиной и остротой мысли. Этот блестящий трактат был написан Филомафитским отнюдь не как литературная компиляция, а в связи с исключительно интересными экспериментами в области переливания крови, которые он сам и производил. В его опытах собаки доводились до «обморочного» состояния сильными кровопусканиями, а затем им вводилась дефибринированная кровь других животных с прекрасными результатами оживления.
  В 1847 г. А.М. Филомафитский начинает чрезвычайно ценную в научно-практическом отношении экспериментальную работу по вопросу о влиянии на организм животных паров серного эфира, предложенного для ингаляционной анестезии Томасом Уильямом Мортоном 16 октября 1846 г. В архиве Московского университета сохранилось интересное дело «О разрешении суммы 500 рублей серебром на производство опытов и наблюдений над вновь открытым способом производства без боли операций посредством вдыхания паров серного эфира». В этом деле, между прочим, имеется следующее отношение медицинского факультета в правление университета: «На отношение от 28 сего апреля Медицинский факультет имеет честь донести Правлению Университета, что он предоставляет получать из онаго правления определенную на производство опытов при операциях посредством вдыхания паров серного эфира сумму пятисот рублей серебром и вести оным на законном основании приход и расход господину декану, ординарному профессору Филомафитскому».
  Прежде всего, эти документы показывают чрезвычайную быстроту реакции в России на открытие американских врачей. Днем начала применения ингаляционного наркоза серным эфиром считается 16 октября 1846 г. В этот день нью-йоркский хирург Уоррен сделал первую операцию удаления опухоли под эфирным наркозом. Уже в первом томе журнала «Современник» (1847), подписанном к печати 30 декабря 1846 г. и дополнявшемся при печатании сообщениями о новинках науки, в отделе «Смесь» за февраль, появилась заметка под названием «Серный эфир как средство, уничтожающее боль при операциях», в которой дается подробное описание блестящих результатов применения эфира в качестве обезболивающего вещества. Автор заметки перечисляет все сообщения иностранной медицинской прессы, вплоть до сообщений, относящихся к январю 1847 г. Иными словами, журнал дает самые последние новости по поводу этого важнейшего научно-практического открытия.
  Интересны заключительные строки этой заметки «Современника»: «После всех этих опытов теория науки не может отвергнуть этого важного открытия. Небольшое количество эфира, действуя на легкие, уничтожает боль. Но остается еще исследовать, не вредно ли для здоровья это сильное средство».
  Историческое значение имеет тот факт, что одновременно с американскими исследователями эту важнейшую проблему науки разрешает великий русский ученый — хирург Н. И. Пирогов. Уже 4 апреля 1847 г. Пирогов сообщает Академии Наук об открытом им новом способе наркоза, так называемом «ректальном эфирном наркозе», и в своем сообщении отмечает преимущества своего способа перед способом легочной ингаляции, предложенной американцами. В том же году на русском, французском и немецком языках Пирогов печатает результаты своих физиологических и клинических опытов по действию эфирного наркоза.
  Наконец, как видно из приведенных выше архивных материалов, 28 апреля того же года увенчались успехом хлопоты медицинского факультета Московского университета об отпуске средств на производство экспериментальных исследований в этом направлении. Получив средства на производство опытов с действием болеутоляющих веществ, А.М. Филомафитский привлекает к этой работе профессоров-хирургов университета — Иноземцева, Поля и в полном контакте со своим другом Н.И.Пироговым развертывает огромной важности исследовательскую работу. В то время как в хирургических клиниках и физиологической лаборатории Московского университета велась экспериментальная работа, в Дагестане (при осаде аула Салты), в огне сражений, Н.И.Пирогов применяет свой способ наркоза при оказании хирургической помощи раненым воинам.
  За короткий срок русская наука показала всему миру новые пути научного разрешения и практического применения эфирного наркоза в качестве обезболивающего средства. В том же 1847 г. «Военно-медицинский журнал», давая отчет «о хирургических пособиях, оказанных раненым во время осады и укрепления Салты», с гордостью писал: «Россия, опередив Европу нашими действиями при осаде Салты, показывает всему просвещенному миру не только возможность в претворении, но неоспоримо благодетельное действие эфирования над ранеными, на поле самой битвы. Мы надеемся, что отныне эфирный прибор будет составлять, точно так же как и хирургический нож, необходимую принадлежность каждого врача во время его действия на бранном поле».
  21 декабря 1847 г., в присутствии декана медицинского факультета А.М.Филомафитского, Н.И.Пирогов производит свои опыты с действием хлороформакак обезболивающего вещества.
  Филомафитский провел большую работу по испытанию действия серного эфира и других летучих веществ на организм животных. Но его работа, исключительно важная в истории развития теории и практики обезболивания, была прервана неожиданной смертью. А.М.Филомафитский умер в возрасте сорока двух лет. Его интересная работа под заглавием «Физиологический взгляд на употребление эфиров, хлороформа и бензина, как притупляющих нервную деятельность», появилась уже после его смерти.
  Эта работа А.М.Филомафитского интересна, прежде всего, потому, что она впервые поставила вопрос о физиологическом механизме действия болеутоляющих веществ. До описания своих экспериментов и выводов из них Филомафитский дает обзор анатомо-физиологических сведений о нервной системе, что, по его мнению, может «навести нас на верную точку зрения всех опытов, делаемых с эфиром и всеми веществами, притупляющими нервную чувствительность». Этот обзор не только дает сумму наиболее передовых взглядов в области физиологии нервной системы, сложившихся к концу 40-х годов XIX века, но выражает также оригинальные взгляды Филомафитского.
  Он обсуждает вопросы о соотношении соматической и вегетативной нервной системы, о природе боли, о порядке выпадения функций разных отделов нервной системы при смерти, сне и наркозе и приходит к глубоким выводам, не потерявшим своей свежести и для современной нейрофизиологии. Филомафитский на основании своих опытов подчеркивает общее действие веществ, «притупляющих чувствительность нервную», и дает ряд практических советов о том, в каких случаях может быть противопоказанным употребление названных веществ.
  Эта блестящая физиологическая работа, так тесно связанная с самыми актуальными вопросами медицины той эпохи, заканчивается следующими словами: «Каждый врач (хирург, акушер и терапевт), внимательный ко всем вышесказанным обстоятельствам, может смело и с верной надеждой на счастливый успех употреблять эфир, хлороформ и бензин для притупления боли. Итак, медицина имеет теперь в вышеназванных веществах новое средство для достижения главной и единственной цели своей — облегчать страждущее человечество!». Это последние слова последней, написанной перед смертью, работы Филомафитского.
  Насколько своевременной и вместе с тем новаторской являлась эта работа Филомафитского, свидетельствует короткое редакционное примечание «Военно-медицинского журнала» к приведенному выше обращению Филомафитского к врачам о смелом употреблении исследованныхим «притупляющих» боль веществ. Это примечание гласило: «Автор этой статьи произносит суд свой слишком решительно в пользу эфиров, хлороформа и бензина; несколько новых смертных случаев, происшедших вследствие употребления сказанных веществ, заставляют нас быть более осторожными».
  Непосредственно вслед за текстом этой работы редакция поместила короткий выразительный некролог:«Профессор Императорского Московского Университета: статский советник Алексей Матвеевич Филомафитский, трудившийся для «науки и подававший утешительные надежды для медицинской литературы, 22 числа января настоящего года, умер. Напечатанная здесь статья: «Физиологический взгляд на употребление эфиров, хлороформа и бензина, как веществ, притупляющих нервную деятельность» есть одно из последних предсмертных его творений».

29.03.2017 в 06:29
Обсудить у себя 2
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: