Категория: Война,история и мы

12 декабря 1979 г. Политбюро ЦК КПСС официально приняло решение о вводе советских войск в Афганистан


27-28 апреля 1978 года в Афганистане произошла Апрельская революция (Саурская революция). Поводом к восстанию стал арест лидеров Народно-демократической партии Афганистана (НДПА). Режим президента Мухаммеда Дауда был свержен, сам глава государства и его семья были убиты. Власть захватили прокоммунистические силы. Страна была объявлена Демократической Республикой Афганистан (ДРА). Главой Афганистана и его правительства стал Нур Мухаммед Тараки, его заместителем — Бабрак Кармаль, а первым заместителем премьера и министром иностранных дел — Хафизулла Амин.

Новое правительство начало масштабные реформы, направленные на модернизацию страны. В Афганистане стали строить светское, социалистическое государство, которое ориентировалось на СССР. В частности, в государстве была уничтожена феодальная система землевладения (правительством была произведена экспроприация земли и недвижимого имущества у 35-40 тыс. крупных землевладельцев); было ликвидировано ростовщичество, державшее тысячи людей на положении рабов; было введено всеобщее избирательное право, женщины были уравнены в правах с мужчинами, учреждена светская система местного самоуправления, при поддержке со стороны государственных органов проходило создание светских общественных организаций (в том числе молодежных и женских); шла масштабная кампания по ликвидации безграмотности; проводилась политика секуляризации, ограничения влияния религии и мусульманского духовенства в общественно-политической жизни. В результате Афганистан из архаичного, полуфеодального государства стал быстро превращаться в развитую страну.




Понятно, что эти и другие реформы вызвали сопротивление бывших господствующих социальных групп – крупных землевладельцев (феодалов), ростовщиков и части духовенства. Не пришлись по вкусу эти процессы и ряду исламских государств, где также господствовали архаичные нормы. Кроме того, правительство совершило ряд ошибок. Так, не учли тот фактор, что религия за несколько столетий господства не только стала определять общественно-политическую жизнь страны, но и стала часть национальной культуры населения. Поэтому, резкое давление на ислам, оскорбило религиозные чувства людей, стало рассматриваться как предательство правительства и НДПА. В результате в стране началась Гражданская война (1978—1979).

 

Ещё одним фактором, который ослабил ДРА, стала борьба за власть в самой Народно-демократической партии Афганистана. В июле 1978 года Бабрак Кармаль был отстранён от занимаемой должности и отправлен послом в Чехословакию. Противостояние Нур Мухаммеда Тараки и его заместителя — Хафизуллы Амина, привело к тому, что Тараки потерпел поражение, вся полнота власти перешла к Амину. 2 октября 1979 года по приказу Амина Тараки был убит. Амин был амбициозен и жесток в достижении своих целей. В стране был развёрнут террор не только против исламистов, но и против членов НДПА, бывших сторонниками Тараки и Кармаля. Репрессии затронули и армию, которая была главной опорой Народно-демократической партии Афганистана, что привело к снижению её боеспособности, и так невысокой, массовому дезертирству.

Необходимо также учесть и тот фактор, что противники НДПА за пределами страны развернули против Республики бурную деятельность. Разносторонняя помощь мятежникам быстро расширялась. В западных и исламских государствах было создано огромное количество различных организаций, движений «общественности, обеспокоенной положением афганского народа». Они естественно стали оказывать «братскую помощь» страдающему под «игом» прокоммунистических сил афганскому народу. В принципе ничто не ново под луной, ныне аналогичные процесс мы наблюдаем в Сирийском конфликте, когда довольно быстро различными сетевыми структурами была создана «Сирийская освободительная армия», которая борется с «кровавым режимом» Башара Асада, путём террора и уничтожения инфраструктуры сирийского государства.

На территории Пакистана были созданы центры двух основных радикальных оппозиционных организаций: «Исламская партия Афганистана» (ИПА) во главе с Г. Хекматияром и «Исламское общество Афганистана (ИОА) под руководством Б. Раббани. В Пакистане также появились и другие оппозиционные движения: «Исламская партия Халеса» (ИП – Х), которая откололась от ИПА из-за разногласий Хекматияра и Халеса; «Национальный исламский фронт Афганистана» (НИФА) С. Гилани, который выступал за восстановление в Афганистане монархии; «Движение исламской революции» (ДИРА). Все эти партии были радикально настроены и готовились к вооружённой борьбе с республиканским режимом, создавая боевые отряды, организуя базы подготовки боевиков и систему снабжения. Основные усилия оппозиционных организаций были сосредоточены на работе с племенами, так как они уже имели готовые вооружённые отряды самообороны. Одновременно большую работу проводили в среде исламского духовенства, которое должно было настроить людей против правительства ДРА. На пакистанской территории в районах Пешавара, Кохата, Кветты, Парачинара, Мирамшаха, вблизи границы ДРА появляются центры контрреволюционных партий, их лагеря подготовки боевиков, склады с оружием, боеприпасами, амуницией, перевалочные базы. Пакистанские власти не оказывали противодействия этой деятельности, фактически став союзниками контрреволюционных сил.

Большое значение для роста сил контрреволюционных организаций стало появление в Пакистане и Иране лагерей афганских беженцев. Именно они стали главной опорной базой оппозиции, поставщиками «пушечного мяса». Лидеры оппозиции сосредоточили в своих руках распределение гуманитарной помощи, которая поступала из стран Запада, получив отличный инструмент контроля за беженцами. С конца 1978 года начинается засылка из Пакистана в Афганистан отрядов и групп. Масштабы вооружённого сопротивления правительству ДРА стали постоянно возрастать. В начале 1979 года ситуация в Афганистане резко обострилась. Вооружённая борьба против правительства развернулась в центральных провинциях – Хазараджате, где влияние Кабула было традиционно слабым. Против правительства выступили таджики Нуристана. Прибывшие из Пакистана группы начали набор в отряды оппозиции среди местного населения. Усилилась антиправительственная пропаганда в армии. Повстанцы стали совершать диверсии против инфраструктурных объектов, линий электропередач, телефонной связи, блокировали дороги. Против лояльных правительству граждан развернулся террор. В Афганистане стали создавать атмосферу страха и неуверенности в завтрашнем дне.

Понятно, что в этих условиях, афганское руководство с марта – апреля 1979 года стало просить СССР помощь военной силой. Кабул пытался втянуть СССР в войну. Такие просьбы были переданы через советского посла в Афганистане А. М. Пузанова, представителя КГБ генерал-лейтенанта Б. С. Иванова и главного военного советника генерал-лейтенанта Л. Н. Горелова. Также такие просьбы передавались через посещавших Афганистан советских партийных и государственных деятелей. Так, 14 апреля 1979 года Амин передал через Горелова просьбу предоставить ДРА 15-20 советских вертолётов с боеприпасами и экипажами для использования их в пограничных и центральных районах против мятежников и террористов.

Ситуация же в Афганистане продолжала ухудшаться. Советские представители стали опасаться за жизнь наших граждан и имущество СССР в Афганистане, а также за объекты построенные при помощи Советского Союза. Благо прецеденты были. Так, в марте 1979 года в Кабуле был похищен американский посол А. Даббс. Похитители – члены маоистской группы «Национальный гнёт», потребовали выпустить из тюрьмы своих товарищей. Правительство на уступки не пошло и организовало штурм. В перестрелке посол получил смертельное ранение. США свели практически все отношения с Кабулом к нулю, отозвали своих сотрудников. 15-20 марта произошёл мятеж в Герате, в нём приняли участие солдаты гарнизона. Мятеж был подавлен правительственными войсками. Во время этого события погибли два гражданина СССР. 21 марта был раскрыт заговор в гарнизоне Джелалабада.

Посол Пузанов и представитель КГБ Иванов в связи возможным дальнейшим обострением обстановки предложили рассмотреть вопрос о размещении советских войск для охраны сооружений и важных объектов. В частности, предлагалось разместить войска на военном аэродроме Баграма и аэропорте Кабула. Это позволяло иметь возможности для наращивания сил в стране, или обеспечить эвакуацию советских граждан. Также предлагалось направить в Афганистан военных советников и создать в районе Кабула единый ученый центр для более эффективного обучения новой армии ДРА. Затем появилось предложение отправить отряд советских вертолётов в Шинданд, чтобы организовать обучение афганских вертолётных экипажей.

14 июня Амин через Горелова попросил направить в Афганистан советские экипажи для танков и БМП для охраны правительства и аэродромов в Баграме и Шинданде. 11 июля Тараки предложил разместить в Кабуле несколько советских спецгрупп численность до батальона каждая, чтобы они смогли отреагировать в случае обострения ситуации в афганской столице. 18-19 июля в беседах с посетившим Афганистан Б. Н. Пономарёвым, Тараки и Амин неоднократно ставили вопрос о вводе в Демократическую Республику в случае чрезвычайной ситуации двух советских дивизий по просьбе афганского правительства. Советское правительство отклонило это предложение, как и ранее озвученные. В Москве считали, что афганское правительство должно само решить внутренние проблемы.

20 июля во время подавления мятежа в провинция Пактия погибли два советских гражданина. 21 июля Амин предел советскому послу пожелание Тараки – предоставить ДРВ 8-10 советских вертолётов с экипажами. Надо сказать, что к середине 1979 года ситуация на афгано-пакистанской границе резко обострилась. Число афганских беженцев выросло до 100 тыс. человек. Часть их была использована для пополнения рядов бандформирований. Амин снова поднимает вопрос о размещении советских подразделений в Кабуле на случай чрезвычайной ситуации. 5 августа в Кабуле мятеж вспыхнул в пункте дислокации 26-го парашютно-десантного полка и батальона «коммандос». 11 августа в провинции Пактика в результате тяжёлого боя с превосходящими силами повстанцев были разгромлены части 12-й пехотной дивизии, часть солдат сдалась, часть дезертировали. В этот же день Амин информировал Москву о необходимости скорейшего направления советских войск в Кабул. Советские советники, чтобы как-то «умиротворить» афганское руководство предложили сделать небольшую уступку – направить в Кабул один спецбатальон и транспортные вертолёты с советскими экипажами, а также рассмотреть вопрос о направлении ещё двух спецбатальонов (один направить для охраны военного аэродрома в Баграме, другой в крепость Бала-Хисар на окраине Кабула).

20 августа Амин в разговоре с генералом армии И. Г. Павловским попросил СССР направить в Афганистан соединение десантников и заменить расчёты зенитных батарей, прикрывавших Кабул, на советские расчёты. Амин сообщил, что в районе Кабула приходится держать большое количество войск, которые можно было задействовать для борьбы с повстанцами, если бы Москва направила в афганскую столицу 1,5-2 тыс. десантников.

Ситуация в Афганистане ещё более осложнилась после государственного переворота, когда всю полноту власти захватил Амин, а Тараки был арестован и убит. Советское руководство было недовольно этим событием, но чтобы сохранить ситуацию под контролем, признало Амина руководителем Афганистана. При Амине репрессии в Афганистане были усилены, он избрал насилие основным методом борьбы с противниками. Прикрываясь социалистическими лозунгами, Амин взял курс на утверждение в стране авторитарной диктатуры, превращая партию в придаток режима. Сначала Амин продолжал преследовать феодалов и ликвидировал всех противников в партии, сторонников Тараки. Затем репрессиям подверглись буквально все, кто выражал недовольство, мог быть потенциально опасен режиму личной власти. При этом террор приобрёл массовый характер, что привело к резкому росту бегства людей в Пакистан и Иран. Социальная база оппозиции ещё более возросла. Многие видные члены партии и участники революции 1978 года были вынуждены бежать из страны. При этом Амин пытался переложить часть ответственности на СССР, заявляя, что шаги афганского руководства предпринимаются якобы по указанию Москвы. Одновременно Амин продолжал просить направить в Афганистан советские войска. В октябре и ноябре Амин просил отправить в Кабул советский батальон для его личной охраны.

Необходимо также учесть влияние на руководство СССР таких факторов, как рост помощи афганской оппозиции со стороны США, Пакистана и ряда арабских государств. Появилась угроза выхода Афганистана из сферы влияния СССР и установления там враждебного режима. На южных границах Афганистана пакистанская армия периодически проводила военные демонстрации. При политической и военно-материальной поддержке Запада и ряда мусульманских стран к концу 1979 года повстанцы довели численность своих формирований до 40 тыс. штыков и развернуть боевые действия в 12 из 27 провинций страны. Под контролем оппозиции находилась почти вся сельская местность, около 70% территории Афганистана. В декабре 1979 гг. из-за чисток и репрессий среди командного состава армии, боеспособность и организация вооруженных сил были на минимальном уровне.

2 декабря Амин на встрече с новым советским главным военным советником генерал-полковником С. Магометовым попросил временно направить в Бадахшан советский усиленный полк. 3 декабря во время новой встречи с Магометовым глава Афганистана предложил прислать в ДРА подразделения советской милиции.

Руководство СССР принимает решение спасти «народную» власть

Перед советским руководством встала проблема – как быть дальше? С учётом стратегических интересов Москвы в регионе было принято решение не порывать с Кабулом и действовать сообразно ситуации в стране, хотя устранение Тараки было воспринято как контрреволюция. В то же время Москву обеспокоили данные о том, что с осени 1979 года Амин стал изучать возможности по переориентации Афганистана на США и Китай. Вызывал беспокойство и террор Амина в стране, который мог привести к полному уничтожению прогрессивных, патриотических и демократических сил в стране. Режим Амина мог критически ослабить прогрессивные силы Афганистана и привести к победе реакционных, консервативных сил, связанных с мусульманскими странами и США. Вызывали озабоченность и высказывания исламских радикалов, которые обещали, что в случае победы в Афганистане борьба «под зеленым знаменем джихада» будет перенесена на территорию советской Средней Азии. Представители НДПА – Кармаль, Ватанджар, Гулябзой, Сарвари, Кавьяни и другие, создали в стране подпольные структуры и начали готовить новый переворот.

Учитывала Москва и сложившуюся в конце 1970-х годов международную обстановку. Развитие процесса «разрядки» между СССР и США в это время затормозилось. Правительство Д. Картера в одностороннем порядке заморозило срок ратификации Договора ОСВ-2. НАТО стало рассматривать вопрос о ежегодном увеличении военных бюджетов до конца 20 столетия. США создали «силы быстрого реагирования». В декабре 1979 года совет НАТО одобрил программу производства и размещения в Европе ряда новых систем американского ядерного оружия. Вашингтон продолжал курс на сближение с Китаем, разыгрывая «китайскую карту» против Советского Союза. Было усилено американское военное присутствие в зоне Персидского залива.

В результате после долгих колебаний было принято решение о вводе советских войск в Афганистан. С точки зрения Большой Игры – это было полностью оправданное решение. Москва не могла позволить, чтобы в Афганистане одержали вверх консервативные силы, которые ориентировались на геополитических противников Советского Союза. Однако надо было не просто направить войска для защиты народной республики, что и сменить режим Амина. В это время в Москве жил Бабрак Кармаль, который прибыл из Чехословакии. С учётом того, что он пользовался большой популярностью среди членов НДПА, решение было принято в его пользу.

По предложению Амина в декабре 1979 года для усиления охраны резиденции главы государства и аэродрома в Баграме из СССР было переброшено два батальона. Среди советских солдат прибыл и Кармаль, который до конца месяца находился среди советских солдат в Баграме. Постепенно руководство ССР пришло к выводу, что без советских войск создать условия для отстранения от власти Амина будет невозможно.

В начале декабря 1979 года советский министр обороны маршал Д. Ф. Устинов сообщил узкому кругу доверенных лиц о том, что в ближайшее время может быть принято решение о применении армии в Афганистане. Возражения начальника Генштаба Н. В. Огаркова в расчёт приняты не были. 12 декабря 1979 года по предложению комиссии Политбюро ЦК КПСС, в состав которой входили Андропов, Устинов, Громыко и Пономарев, Л. И. Брежнев принял решение об оказании Демократической Республике Афганистан военной помощи «путём ввода на его территорию контингента советских войск». Руководство Генштаба во главе с его начальником Н. В. Огарковым, его первым заместителем генералом армии С. Ф. Ахромеевым и начальником Главного оперативного управления генералом армии В. И. Варенниковым, а также Главнокомандующий Сухопутными войсками, заместитель Министра обороны СССР генерал армии И. Г. Павловский выступили против этого решения. Они считали, что появление советских войск в Афганистане приведёт к усилению повстанческого движения в стране, которое будет направлено в первую очередь против советских солдат. Их мнение не было принято в расчёт.

Указа Президиума Верховного Совета СССР или другого правительственного документа о вводе войск не было. Все приказы отдавались устно. Только в июне 1980 года пленум ЦК КПСС одобрил это решение. Первоначально предлагалось, что советские войска будут только помогать местным жителям защищаться от вторгнувшиеся извне банд, оказывать гуманитарную помощь. Войска должны были быть размещены гарнизонами в крупных населённых пунктах, не втягиваясь в серьёзные боевые конфликты. Таким образом, наличие советских войск должно было стабилизировать внутреннюю обстановку в стране и не допустить вмешательства внешних сил в дела Афганистана.

24 декабря 1979 года на совещании высшего руководства Министерства обороны СССР министр обороны Устинов заявил, что принято решение удовлетворить просьбу афганского руководства о вводе в эту страну советских войск «в целях оказания интернациональной помощи дружественному афганскому народу, а также создания благоприятных условий для воспрещения возможных антиафганских акций со стороны сопредельных государств…». В этот же день в войска направили директиву, где определялись конкретные задачи на ввод, и дислокацию на территории Афганистана.

Автор Самсонов Александр

10.12.2014 в 17:48
Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: