Категория: Война,история и мы

30 января 1930 года в Москве был окончательно запрещен колокольный звон

Видно вправду скоро сбудется
То, чего душа ждала:
Мне весь день сегодня чудится,
Что звонят колокола.

Только двери в храме заперты.
Кто б там стал трезвонить зря?
Не видать дьячка на паперти
И на вышке звонаря.

Знать служение воскресное
Не у нас в земном краю:
То звонят чины небесные
По душе моей в раю.

(Д.Кедрин)

          

 


 

Фактически это был финальный аккорд продолжавшейся семь лет в масштабах всей страны массированной антиколокольной кампании. Сначала был запрещен набатный звон. В постановлении говорилось: «Виновные в созыве населения набатным звоном, тревожными гудками и т. п. способами с контрреволюционными целями предаются революционному трибуналу». О богослужебном звоне пока ничего не говорилось, но поди докажи чекистам, какой звон контрреволюционный, а какой — нет. Особенно если все священнослужители уже по определению считались «классово чуждыми». Вскоре его подкрепили «многочисленными требованиями рабочих» — звон якобы отвлекал их от созидательного социалистического труда.
     Тон кампании задал некий профессор Гидулянов, который объявил, что в стране «зря пропадает» около 2 миллионов пудов ценнейшего цветного металла.
     В своей изданной массовым тиражом книжонке «Колокола на службе магии и царизма» — одно название чего стоит! — он писал: «Волховстрою и Днепрострою нужны материалы для электролитической работы. При переработке колокольного сплава электролитическим путем СССР приобретает значительное количество… олова и цинка, являющихся у нас дефицитом еще с первых месяцев империалистической войны». И далее открытым текстом: «Наиболее целесообразным выходом для ликвидации у нас уникальных колоколов является вывоз их за границу и продажа их там наравне с другими предметами роскоши...» Если бы только продажа… Колокола Данилова монастыря, недавно вернувшиеся на родину из Гарвардского университета, попросту выбросили на свалку, где их и подобрал предприимчивый американский бизнесмен.Более того — снятие колоколов «на нужды индустриализации» объявили важнейшим политическим делом. И началась самая настоящая вакханалия!
     Сохранилось немало воспоминаний о том, что грохот сбрасываемых на землю колоколов был слышен в больших городах даже по ночам. Причем после их снятия обычно взрывалась и колокольня. На все «сорок сороков» московских церквей сохранилось всего два(!) неповрежденных комплекта колоколов — на храме Ильи Пророка в Черкизове и на крохотной церквушке Покрова на Лыщиковой горе.
     Количество уничтоженных в те годы древних колоколов даже не поддается учету. В дневниках Михаила Пришвина описано, как «победившие пролетарии» рубили топорами Царь-колокол Троице-Сергиевой лавры. В «городе Ленина» были сброшены на землю все колокола Исаакиевского собора во главе с самым большим, весившим две тысячи пудов. А хитрые москвичи нашли выход: послушать колокола они ездили на трамвае в никогда не закрывавшуюся церквушку Троицы на Воробьевых горах. Она в те времена относилась к Подмосковью, а там запрета на звон почему-то не было... 

30.01.2015 в 06:47
Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: