Категория: Война,история и мы

Георгий Жуков

Георгий Жуков — великий военачальник, маршал, министр обороны СССР. Четырежды Герой Советского Союза, кавалер двух орденов «Победа»


 

 

Георгий Константинович Жуков (о нём также читайте в статье Александра Головкова «Зигзаги судьбы Маршала Победы» ) родился 19 ноября 1896 года в деревне Стрелковке Калужской области в семье крестьянина. Окончив три класса церковноприходской школы, Жуков поступил в ученики в скорняжную мастерскую в Москве. 20 августа 1915 года 18-летний скорняжный подмастерье Жуков был призван в армию. Пройдя краткий курс обучения, стал унтер-офицером Нижегородского драгунского полка. Далее колея его жизни пролегла через несколько войн. Первая мировая отметила унтер-офицера Георгия Жукова двумя Георгиевскими крестами. Гражданскую он завершил, командуя эскадроном, с орденом Красного Знамени на груди.

В межвоенное время Георгий Жуков вырос до звания комкора, при этом сравнительно благополучно миновал полосу репрессий 1937—1938 годов, выбивших большую часть высшего командного состава Красной армии.

Затем был Халхин-Гол — генеральная репетиция сражений Великой Отечественной войны, сквозь огонь которых Жуков прошёл до Берлина.

Военная карьера Георгия Жукова развивалась стремительно, подталкиваемая объективными обстоятельствами эпохи, но временами Жуков жестоко спотыкался на обстоятельствах субъективных, создаваемых власть имущими в Стране Советов.

Жуков во время Великой Отечественной войны

Накануне Великой Отечественной войны Георгий Жуков, только что назначенный тогда начальником Генерального штаба, не мог даже намекнуть на необходимость готовиться к традиционному для России сценарию тяжёлой оборонительной войны, с глубоким отступлением в глубь своей территории и последующим контрнаступлением. Соответственно сталинскому тезису о войне малой кровью на чужой территории самая мощная группировка советских войск была развёрнута в узкой приграничной полосе, в конфигурации, неудобной для обороны.

Жуков в октябре 1941 года был назначен командующим Западным фронтом и ответственным за оборону Москвы. Никому другому Сталин не мог в тот момент доверить судьбу столицы и всей страны. Никому, даже самому себе — только Жукову, который побил немцев под Ельней и отстоял Ленинград. Жуков на тот момент казался (и был на самом деле) единственным военачальником, способным остановить роковое наступление вермахта.

Спасая Ленинград, он должен был переломить настроение войск, изнурённых и деморализованных поражениями. Когда враг подступал к ближним пригородам Северной столицы, Жуков издал свирепый приказ о расстреле каждого, покидающего позиции без приказа. Бойцы и командиры на переднем крае были поставлены перед выбором: умирать героями или трусами. Ничего иного Жуков им предложить не мог в тот момент.

И подействовало. Защитники города сомкнулись непробиваемой стеной, отстаивая насмерть каждый окоп, огрызаясь контратаками. Живая стена остановила натиск немецких бронированных колонн на последней черте, за которой уже начинался Ленинград.

Под Москвой Георгий Жуков принял под командование Западный фронт, которого уже фактически не существовало после прорыва немецких танковых армад. Фронт пришлось срочно восстанавливать, собирая остатки разбитых армий, поднимая ополченцев и всех, кого можно было поставить в строй. Жуков решил эту задачу, зарядив своей непреклонной волей к победе доставшееся ему разношёрстное воинство.

В самый трудный, начальный период сражения он переиграл немецких генералов тактически, распределив войска так, что они сумели задержать продвижение противника, обладавшего громадным преимуществом сил.

Затем подтянулись подкрепления, в том числе крепкие дальневосточные дивизии, высвободившиеся после того, как Япония отказалась от нападения на СССР.

Это было в значительной мере следствием Халхин-Гола. Таким образом, Георгий Жуков осенью 1941 года мог воспользоваться результатами своей же победы, одержанной два года назад.

И непобедимый прежде вермахт потерпел своё первое стратегическое поражение.

В августе 1941 года Жукову пришлось уйти с должности начальника Генштаба после конфликта со Сталиным, желавшим, по политическим соображениям, удержать обречённый Киев. Неправоту Верховного главнокомандующего доказали немцы, перемолотившие Юго-Западный фронт. Но обида на того, кто стал живым напоминанием о самом ужасном сталинском просчёте, у отца народов не могла не образоваться. Сталин эту обиду затаил, но в тот момент не дал ей хода, так как строптивый генерал был ему необходим для целей войны.

30 августа 1942 года Георгий Жуков был назначен заместителем Верховного главнокомандующего и принял ответственность за оборону Сталинграда и за всё южное направление советско-германского фронта, где ситуация стала критической. Сталин, как и осенью 1941 года, не знал, что делать. И поручил командование тому, кто мог выправить ситуацию лучше, чем сам Верховный.

Руководить грандиозным сражением, разворачивавшимся между Доном и Волгой, должны были вдвоём Георгий Жуков и Александр Василевский, начальник Генерального штаба. Но Жуков тогда же стал первым заместителем наркома обороны (нарком — Сталин), а Василевский — просто заместителем. Из этого понятно, кто считался первым номером, а кто — вторым в командовании войсками под Сталинградом.

Исключительно порядочный, интеллигентный штабист Василевский не собирался оспаривать главенство Жукова. Они отменно поладили и в подходящий момент совместно выдвинули идею двойного удара по флангам немецкой группировки с последующим её окружением и уничтожением. Но когда операция «Уран», основанная на этой идее, уже была вполне подготовлена, Сталин поручил её осуществление одному Василевскому. Верховный главнокомандующий глубинным чутьём предощутил великую победу, равной которой по значимости не было в истории войн. И решил, что это будет сталинская, а не жуковская победа. Скромному интеллигенту Василевскому отводилась роль исполнителя гениальных сталинских замыслов.

А Георгий Жуков отправился на Западный фронт, где нанёс отвлекающий удар по немецким войскам, занимавшим ржевско-вяземский плацдарм. Потом он координировал действия фронтов, прорвавших блокаду Ленинграда. В общем, не остался без дела и без наград: получил звание маршала и вторую звезду Героя Советского Союза.

После Сталинграда в подчинении Сталина оказалась целая плеяда блестящих военачальников, научившихся побеждать генералов вермахта. Но Жуков по-прежнему возвышался над ними как главный стратег Советской армии. Только он и Василевский координировали в качестве представителей Ставки Верховного главнокомандования действия фронтов в крупнейших операциях.

Накануне победного финала, в ноябре 1944 года, Сталин этот порядок радикально изменил, упразднив институт представителей Ставки и передав их функции Генштабу, под своим личным верховным руководством.

Георгий Жуков из начальника над командующими фронтами превратился в одного из таких командующих. Впрочем, это статусное понижение было устроено с максимальной деликатностью. Жуков формально остался заместителем Верховного главнокомандующего. И фронт ему достался особенный — Первый белорусский, нацеленный на Берлин. Война ещё не была закончена, и Сталину приходилось демонстрировать уважительное отношение к неформальному лидеру армейской верхушки.

Принижение маршала Жукова

Георгий Жуков ещё не знает, что в Кремле готовится атака против него. После недолгого пребывания в должности командующего советскими оккупационными войсками в Германии в марте 1946 года Жуков был назначен главкомом сухопутных войск.

В апреле арестовывают маршала Новикова, который подписывает заявление, наполненное клеветой на Жукова. После смерти Сталина Новиков скажет: мне дали готовый печатный материал и заставили его переписать. В мае, после сессии Верховного совета Сталин фотографируется с элитой. Жуков пока что рядом с вождём. 31 мая в Москве собирается Верховный совет. Рассматривают заявление Новикова. Но, к удивлению Сталина, военачальники внезапно поддерживают Жукова. Сталин только лишает Жукова должности и отправляет в Одессу командовать Одесским военным округом.

Успешный военачальник всегда становится проблемой для власти. На совете прозвучало обвинение Жукова в бонапартизме. «Сравнение неверное, — прокомментировал Жуков. — Бонапарт войну проиграл, а я выиграл». Жуков был человек огромной воли и харизмы. Именно это выдавалось за бонапартизм.

На посту командующего Одесским округом Жуков, по легенде, борется с бандитизмом. Но на самом деле вряд ли это было так. По крайней мере задокументировано ничего в этом направлении не было.

В то время в военных кругах всерьёз обсуждался вопрос о том, чтобы Жуков встал во главе государства. По крайней мере подслушанные и переданные Сталину некоторые телефонные разговоры некоторых военачальников давали реальный повод Сталину побеспокоиться. В феврале 1947-го на пленуме Жукова выводят из состава ЦК.

21 февраля 1947 года Жуков пишет Сталину с просьбой выслушать его лично («вас обманывают недобросовестные люди»). Второе письмо — «я чистосердечно заверяю вас, что заявление Новикова является клеветой», говорит, что единственной его виной было то, что он был слишком груб в своих докладах.

В итоге в 51 год Жуков переносит инфаркт. Это была реакция на обвинения в том, что из Германии он вывез огромное количество материальных ценностей. Жуков даёт объяснения Жданову. Тогда же, в январе 1948 года, Жукову приходится давать объяснения Жданову насчёт своей личной жизни.

Однако Сталин не спешил совсем расправиться с Жуковым. Он считал, что 3-я мировая неизбежна и Жуков может пригодиться. Поэтому опалу в отношении Жукова смягчают. Речь Жукова, произнесённая в Польше, публикуется в «Правде». В Стрелковой дивизии устанавливают его бюст. Он возвращается из политического небытия.

Жуков после смерти Сталина

В марте 1953 года умирает Сталин. Жукова вызывают в Москву, чтобы использовать его влияние. За несколько дней до смерти Сталина его уже назначили замминистра обороны. Когда решено было убрать Берию, вызвали в Кремль Жукова. Маленков поручил ему важное дело: арестовать Берию и обезвредить всю систему НКВД. «Мы не сомневаемся, что вы сможете это сделать. Тем более Берия сделал вам лично много неприятностей», — сказал Маленков.

Затем Жуков помогает реабилитировать репрессированных генералов. В 1955 году Жуков становится министром обороны и проводит реформу армии. С тех пор в армии служат не три, а два года.

В феврале 1957 года Жуков едет в Индию и Бирму. И обращает внимание на то, что офицеры и генералы там — стройные и подтянутые люди. Вернувшись, Жуков заставил всех русских генералов заниматься спортом. Жуков выступает за единоначалие, это многим не нравится. В июне 1957 года Молотов, Маленков и Каганович выступают против Хрущёва. Жуков встал на его сторону. Хрущёв даёт ему карт-бланш по исправлению ситуации. Жуков на пленуме произносит знаменательную фразу: «Ни один танк без моей команды не двинется с места». Когда впоследствии понадобилось убрать Жукова, это заявление ему припомнили и повернули против него же.

29 октября 1957 года пленум ЦК КПСС. Снова произносится слово «бонапартизм» в отношении Жукова. Хрущёв действует проверенными сталинскими методами (через семь лет Хрущёва тоже будут снимать теми же методами). Жукова снова начинают травить.

В марте 1958 года Жукова отстраняют от обязанностей министра обороны. После отставки Жуков просит дать ему хоть какую-то должность. Не дают. Тогда он начинает писать мемуары. Пишет сам. Его дачу начинают прослушивать. Хрущёву не нужна жуковская версия войны. Но появляется информация, что в Англию попала рукопись воспоминаний. Тогда принимают решение опубликовать текст и в СССР. Однако с множеством правок и цензурных добавлений. (Например, о том, что «хотели посоветоваться с Брежневым» — об этом потом стали ходить анекдоты.) Книга становится бестселлером.

Жуков хотел, чтобы его похоронили под землёй. Однако его кремировали. Бродский пишет стихотворение на смерть Жукова:

Вижу колонны замерших внуков,

гроб на лафете, лошади круп.

Ветер сюда не доносит мне звуков

русских военных плачущих труб.

Вижу в регалиях убранный труп:

в смерть уезжает пламенный Жуков.

Воин, пред коим многие пали

стены, хоть меч был вражьих тупей,

блеском манёвра о Ганнибале

напоминавший средь волжских степей.

Кончивший дни свои глухо в опале,

как Велизарий или Помпей.

Сколько он пролил крови солдатской

в землю чужую! Что ж, горевал?

Вспомнил ли их, умирающий в штатской

белой кровати? Полный провал.

Что он ответит, встретившись в адской

области с ними? «Я воевал».

К правому делу Жуков десницы

больше уже не приложит в бою.

Спи! У истории русской страницы

хватит для тех, кто в пехотном строю

смело входили в чужие столицы,

но возвращались в страхе в свою.

Маршал! поглотит алчная Лета

эти слова и твои прахоря.

Всё же, прими их — жалкая лепта

родину спасшему, вслух говоря.

Бей, барабан, и, военная флейта,

громко свисти на манер снегиря.

www.encyclopaedia-russia.ru/article.php?id=510

Воспоминания

01.12.2016 в 06:48
Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: