Категория: Искусство

КОЗЛОВСКИЙ Михаил Иванович


1753, Петербург — 1802, там же

 

         В 1764 г., в одиннадцатилетнем возрасте, сын трубача галерного флота, будущий выдающийся русский скульптор XVIII в. М. И. Козловский, стал воспитанником АХ. Годы его учения совпали с периодом становления в европейском искусстве стиля классицизм, одним из основоположников и наиболее ярких представителей которого в русской пластике он и явился впоследствии. Окончив АХ в 1773 г. с большой золотой медалью, Козловский в качестве пенсионера живет в Риме (1774-79), где изучает античное искусство, а также живопись и пластику Возрождения. Особенно его привлекает творчество Микеланджело Буонарроти.

         Свою пенсионерскую поездку Козловский завершил во Франции, где провел год и где Марсельская академия искусств присвоила ему звание академика. В 1780 г. он вернулся на родину.

         Главной темой произведений Козловского в начальный период творчества становится тема гражданской доблести, силы духа и самопожертвования. Герои его рельефов на сюжеты из истории Древнего Рима (для Мраморного дворца в Петербурге) жертвуют собой во имя Отечества и общественного блага: «Прощание Регула с гражданами Рима» (1780), «Камилл избавляет Рим от галлов» (1780-81). Возвышенный и лаконичный строй изображения, четкая композиция, продуманность и ясность каждой линии и формы — все это великолепно сочетается с архитектурой здания, которое построено в стиле раннего классицизма. Но особенно гармоничным стало содружество скульптора с архитектором при выполнении им гипсовых рельефов для Концертного зала в Екатериненском парке Царского Села. Павильон был возведен Дж. Кваренги в стиле зрелого классицизма (1783-88). Общей темой всех рельефов является музыка. Здесь Орфей играет на лире, укрощая диких животных, Аполлон музицирует перед Цере-рой, здесь и музы с атрибутами искусств. Ритмическая структура рельефов, их уравновешенная композиция, плавно текущие контуры фигур и величавая торжественность образов — все способствует созданию музыкальной атмосферы павильона.



         В 1784-85 гг. скульптор выполнил из мрамора большую статую императрицы Екатерины II в образе древнеримской богини мудрости Минервы. Окутанная античным плащом и увенчанная шлемом (атрибутом богини), императрица одной рукой указывает на лежащие у ее ног трофеи, символизирующие одержанные победы, а в другой — держит свиток с начертанными на нем законами, которые изданы ею для «благоденствия своих подданных». Так Козловский воплощает представление об идеальном монархе — защитнике Отечества и мудром законодателе.

         Столь же сложный аллегорический смысл имеет и другая мраморная статуя, выполненная Козловским во второй половине 1780-х гг., — «Бдение Александра Македонского». Образ античного героя послужил скульптору для воплощения нравственных идеалов эпохи Просвещения — воспитания твердой воли и стремления к знаниям. Композиция и общее пластическое решение статуи проникнуты духом «спокойного величия и благородной простоты», все отличается строгостью и соразмерностью, все построено на плавном перетекании контуров и форм. Тело юноши охвачено дремотным оцепенением, мускулатура как бы «притушена» тончайшей пленкой матового покрова мрамора, голова склонилась к руке, опирающейся на колено… Но спокойствие обманчиво.

         Сохранилось много рисунков Козловского, которые в большинстве своем носят характер подготовительных набросков для будущих произведений скульптуры и связаны с ней кругом тем и сюжетов (мифологических, библейских и евангельских) и средствами художественного выражения. Однако ряд его рисунков можно считать самостоятельными, вполне законченными произведениями графики. Среди них особенно выделяются два рисунка, полных драматизма и эмоционального накала, — «Смерть Ипполита» и «Тезей покидает Ариадну» (оба 1792).

         1788-90 гг. Козловский снова проводит в Париже, куда едет «для вящего приобретения познаний в своем художестве» и где получает грандиозный поток впечатлений, вызванный событиями совершавшейся на его глазах революции. Именно в революционном Париже зародилась тема следующего крупного произведения — статуи «Поликрат» (1790). Сюжет о смерти самосского тирана Поликрата, взятый из истории Древней Греции, послужил скульптору для аллегорического ответа на события современности. Переданные здесь страстная жажда свободы, чувство страдания и мучительной обреченности отразили стремление художника сделать искусство более эмоциональным, обогатить его образный язык.

         В 1792 г. Козловский завершил одну из самых своих прекрасных работ — мраморную статую «Спящий Амур», где создал образ идиллический и гармоничный. Аналогичный по настроению образ дан и в небольшой мраморной статуе «Психея» (1801) — воплощении душевной чистоты, мечты о счастливом, ничем не омраченном детстве.

         Во второй половине 1790-х гг. Козловского привлекают темы российской истории (статуи «Князь Яков Долгорукий, разрывающий царский указ», 1797; «Геркулес на коне», 1799). Стремление создать образ высокого душевного благородства и мужества, по своей направленности близкий к народным представлениям о герое, наиболее полно реализовано скульптором в памятнике А. В. Суворову в Петербурге (1799-1801). Бронзовый рыцарь в латах и пернатом шлеме прикрывает щитом трехгранный жертвенник и порывистым взмахом заносит шпагу. Голова его гордо вскинута, движения энергичны. Плащ, наброшенный поверх лат, ниспадает складками. Таков символический образ, в иносказательной форме прославляющий Россию и ее великого полководца.

         В самом конце XVIII в. лучшие русские ваятели были привлечены к работе над обновлением скульптуры Большого каскада в Петергофе. Роль Козловского особенно значительна: созданная им группа «Самсон, раздирающий пасть льва» занимает центральное место в идейном замысле и композиции этого ансамбля. Еще в петровское время получила распространение в искусстве аллегория, согласно которой библейский Самсон (отождествляющийся со святым Сампсонием, в день празднования памяти которого, 27 июня 1709 г., была одержана победа над шведами под Полтавой) олицетворял победившую Россию, а лев (герб Швеции) — побежденного Карла XII. Козловский использовал эту аллегорию, создав грандиозное произведение, где в единоборстве могучего титана со зверем раскрывается тема морского могущества России. (В годы Великой Отечественной войны статуя была похищена фашистами. В 1947 г. скульптор В. Л. Симонов, при участии Н. В. Михайлова, выполнил по ее образцу новую модель, возвратив таким образом утраченный памятник новым поколениям зрителей.)

         С 1794 г. Козловский становится профессором скульптурного класса АХ. Среди его учеников — знаменитые в будущем ваятели С. С. Пименов и В. И. Демут-Малиновский.

         Козловский умер внезапно, в расцвете своего таланта.


Бдение Александра Македонского. Вторая половина 1780-х. Мрамор


Гименей. 1796. Мрамор


Минерва и Гений художеств. 1796. Бронза


«Самсон, раздирающий пасть льва». Скульптурная группа Большого каскада в Петродворце. Выполнена В. Л. Симоновым в 1947 г. по образцу 1802 г. Бронза


Памятник А. В. Суворову в Санкт-Петербурге. 1799-1801. Бронза, гранит


Автопортрет(?). 1788. Сепия
05.11.2013 в 16:05
Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: